PDA

Просмотр полной версии : музыка в к\ф Тарковского "Солярис"



Гера
04.03.2006, 22:34
Знатоки,
подскажите, пожалуйста, точные названия произведений, которые звучат в кинофильме Тарковского "Солярис"

Татьяна Меньшикова
04.03.2006, 23:06
Я, конечно, не знаток, и фильм смотрела страшно давно, но книга "Мир и фильмы Андрея Тарковского" (Искусство, 1991) гласит, что в фильме использована хоральная прелюдия И.С.Баха f-moll. Остальная музыка к фильму написана композитором Э.Артемьевым. М.б. эта информация Вам пригодится?

Слушатель
04.03.2006, 23:18
Я, конечно, не знаток, и фильм смотрела страшно давно, но книга "Мир и фильмы Андрея Тарковского" (Искусство, 1991) гласит, что в фильме использована хоральная прелюдия И.С.Баха f-moll. Остальная музыка к фильму написана композитором Э.Артемьевым. М.б. эта информация Вам пригодится?

В конце фильма точно звучит хоральная прелюдия фа минор.

Алексей
04.03.2006, 23:21
В конце фильма точно звучит хоральная прелюдия фа минор.спорить не буду :-) (существенно ли!), но она звучит "под титры", в начале.
И не прелюдия, а, можно сказать, её переложение Э.Артемьева (оригинал звучит иначе, заметно, особенно по темпам (чаще всего))

Слушатель
04.03.2006, 23:34
спорить не буду :-) (существенно ли!), но она звучит "под титры", в начале.
И не прелюдия, а, можно сказать, её переложение Э.Артемьева (оригинал звучит иначе, заметно, особенно по темпам (чаще всего))

позвольте, это Я не буду спорить :-)
фильм я тоже давно смотрел

Алекс(музыковед-любитель)
05.03.2006, 01:43
В конце фильма точно звучит хоральная прелюдия фа минор.
Добавлю, что у этой хоральной прелюдии есть название - "Ich ruf zu Dir, Herr Jesu Christ", BWV 639.

До Ре
06.03.2006, 23:42
Вот отрывок из биографии Артемьева:

В начале семидесятых произошло знакомство композитора с Андреем Тарковским, который пригласил его для работы над лентой “Солярис”. Тарковского заинтересовали эксперименты Э.Н.Артемьева с электронной музыкой. В процессе работы перед началом съемок режиссер обычно звонил ему, они встречались, “очень долго говорили по сути сценария. Речь шла даже не о стиле, а как вписаться в кадр, одухотворить его музыкальным приемом.”
А.Тарковского интересовали не фантастика, а “глубинные движения сознания, скрытая жизнь души; он предпочитал выражать их “отраженным светом”, опосредованно, словно оберегая их от глаз постороннего. Музыка Артемьева выступила одним из таких “отражений” - резонатор смысла, носитель примет направлений внутренней жизни, которой наполнены внешне статичные, подчас намеренно замедленные эпизоды. Так происходит, например, в сцене “Крис прощается с Землей”. Завораживают звуки живой природы, буквально вылепленные руками композитора: поющие струи реки, шум дождя, голос птиц (пропитанные “экспрессивными” обертонами). Рядом с ними - неестественная герметическая тишина станции “Солярис”, в которую с пугающей неожиданностью врываются разного рода “странные” звуки от непонятных источников (слух Криса ловит отголоски колокольчика-призрака в дальних переходах).
Важную роль играет звучание среды, а точнее пространств, по сюжету их несколько и между ними образуется множественные пересечения и связи: звуки Земли (природы, города); искусственная, замкнутая среда космической станции; звучание планеты-океана Солярис; иллюзорное пространство памяти (“Бах”; “Картина Брейгеля”)”.
”Картина была условно разделена на две части: конкретные природные шумы Земли и некий иной мир, космический, который решался уже синтетическим методом.” Он выполнялся инструментальными средствами: оркестр, хор, синтезатор. Тарковский “просто рассказывал свое ощущение эпизода и старался вызывать какие-то ассоциации.” Первое, что режиссер “попросил меня сделать, когда мы познакомились, был именно Океан. Я не вылезал из студии и к этому звуку тоже пришел случайно. Это очень сложный звук. Там в основе по-разному записанные звуки рояля, потом сведенные и обработанные, - это сложная электронная техника.” Звуковой мир Океана был выполнен очень разнообразно: “Мы с Андреем Арсеньевичем отмечали: эту волну туда, эту сюда... Звук Океана вошел как основа и в сон Криса, хотя это другая музыка (там еще хоровые и оркестровые пласты).”
“Музыка Океана - настоящее открытие электронного авангарда. Открытие в сонорно-тембровой сфере. Композитор заставляет вслушаться в образ гигантской планеты-мозга, который приковывает к себе внимание выразительной статикой в сочетании с мощной, но скрытой динамикой, напряженным внутренним пространством. Объемная сонорно-тоновая звучность как бы неподвижна, но внутри себя постоянно меняется (вариации на непрерывно длящийся сонор). Это сочетание и рождает иллюзию живой организованности, затаенной энергии”. “Солярис” - “озвучание пространственной Среды, взаимодействие конкретных звучностей и сонорики, а также сонорики и тоновой музыки (АНС).
Чтобы получить эту одушевленную субстанцию, сплав “внеземного происхождения” Э.Артемьев построил сложную, многослойную сверхзвучность, используя многократное наложение остинатно повторяющихся “фактур” (на шестнадцати подготовленных магнитофонных дорожках, составленных из сочетаний разнообразных тембров: электронных звуков и шумов синтезатора АНС, sul ponticello струнных, фортепьяно, аккордов меди, хора и ударных).
“Все это погружено в особую пространственную среду. Я сделал для себя открытие, что все тембры объединяет погружение в единое, специально созданное акустическое пространство. Здесь же АНС, хоровую речитацию объединяет еще фа-минорная тональность Океана и прелюдии Баха”.
Композитора и режиссера интересовало ограничение возможности звукового решения. Отказываясь от “фотографичности”, они старались осмыслить звуковой комплекс как образную систему. “Музыка квазиреалий, звучание океана и лейт-тема из Баха преломляются через обостренное восприятие героя фильма, образ пространства психологичен, он окрашен его отношением, его приятием или неприятием, пониманием или непониманием.” Для режиссера важно было, чтобы музыки в традиционном понимании в фильме не было вообще; нужно было создать звуковую среду со своими лейт-темами и ритмами. “Роль” музыкальной темы отводилась хоральной прелюдии фа-минор И.С.Баха. При этом Тарковский выдвигал следующие требования: точное музыкальное решение минимальными средствами - один-два ярких звука, выражающие характер, смысл эпизода и несущие функцию темы, “чтобы выразить через акустическое - философское; музыка ли это в традиционном смысле или шумы - это вопрос средств”.
На перезаписи Тарковский сам отбирал материал, а Артемьев тогда впервые стал нащупывать идею “живущей статичности” (например, некий неизменяющийся гармонический комплекс с непрерывно меняющейся внутренней структурой). Режиссер хотел, чтобы при оркестровке классики музыка Баха как основная тема трансформировалась по ходу фильма в сторону большей чувственности. “Я в то время увлекался поп-музыкой и понял, что именно ее глубинная чувственность и была нужна Тарковскому. Вот я и решил, сохранив авторскую версию и трактую ее как “Cantus Firmus” (ведущая мелодия, выполняющая функцию композиционной основы в полифонических сочинениях XIII - первой половины XVIII века - Д.Г.), ввести собственные линии хора, синтезатора, виброфона и малого симфонического оркестра. Получилась таким образом некая импрессия по поводу Баха.”
“О взаимопонимании с режиссером говорит умение Э.Артемьева подхватить и продолжить его мысль в виде сложно выстроенных ассоциативных рядов или на языке смысла, что проявилось в эпизоде под названием “Картина Брейгеля” (сцена в библиотеке на станции “Солярис”). Здесь достигнуто направленное взаимодействие музыки как с непосредственным изображением, так и с психологическим контекстом, несущим важный сюжетный мотив фильма - материализацию памяти. По замыслу А.Тарковского зимний пейзаж брейгелевских “Охотников на снегу” вызывает у героя фильма воспоминания о Земле, о доме, о детстве. Камера медленно движется по полотну картины, ностальгически “вглядывается” в этот покрытый снегом уютно обжитый уголок Земли, тем самым заставляя воображение перенестись “туда” - в пространство картины. Э.Артемьев продолжает эту мысль, идет еще дальше. Он оживляет мир живописного полотна, наполняет его вибрирующей атмосферой, глубиной, звуковыми волнами, которые доносят крики птиц в морозном воздухе, звон колокола на дальней башне. Картина становится видением, ощущением выхода в иное измерение, в прошлое. И к тому времени, когда включается хоральная прелюдия И.С.Баха “Ich ruf’ zu Dir, Herr Jesu Christ” (она связана с образами дома) и на экране идут кадры домашней хроники из детства (“та пленка с костром”), прошлое делается совершенною реальностью.
Глубинный замысел музыки связывает три пространства: библиотека на станции “Солярис” - зима в картине Брейгеля - зима и костер возле дома, детство, образ родителей. Заданная ситуацией эпизода конкретная звучность - “Тема” (тихое позванивание библиотечной люстры в момент невесомости) - шаг за шагом совершает сложный путь регистровых и темповых преобразований, пока не превращается в низко плывущее гудение колокола и не выходит, наконец, к органной звучности хорала. Весь этот путь пролетает в единой электронной среде, общей для всех его фаз, через которую “пропущены” оживляющие “картину Брейгеля” конкретная звучность темы и натурального тембра органа”.
Впоследствии композитор с особой благодарностью вспоминал тот важнейший, если не решающий опыт, когда А.А.Тарковский в семидесятые годы впервые дал ему возможность эксперимента электроники с оркестром - такое тогда было возможно только в кино.

Алекс(музыковед-любитель)
07.03.2006, 00:02
В чем есть, на мой взгляд, принципиальное различие между замыслом Баха и обработкой прелюдии Артемьевым - это ее окончание. Артемьев заканчивает прелюдию минорным аккордом, в то время, как Бах замыслил ее окончание как мажорное - момент, как я считаю, принципиальнейший. :roll: Минор оставляет оттенок печали от произведения, что еще усиливается драматичным звучанием колокола, а мажор дарит слушателю успокоение в надежде. :-)

Оксиген Аш
07.03.2006, 09:11
Огромное спасибо за пост. С огромным интересом прочел цитату.

Sergey_La
13.09.2006, 16:16
Добрый всем день!
Всегда с заворожением слушал вступление в к/ф "Солярис". Узнал - это фа-минорная хоральная прелюдия И.С.Баха. На ftp-сервере ftp://files.zipsites.ru/sanany.narod.ru/ выложено бескрайнее море исполнений произведений Баха. Вопрос: есть ли ещё что-то подобное, столь же пронизывающе печальное, как эта прелюдия?

Павел Колесников
13.09.2006, 16:40
Конечно же, ничего подобного музыке Баха нет(даже среди музыки Баха:-) )!
Но если вас интересует что-то пронизывающе печальное, можно обратиться к музыке Шуберта(напр., 2-я часть Сонаты D960, или 2-я часть Фортепианного трио №2, или Засохшие цветы, или Оцепенение(из Зимнего пути)). Хоя это, конечно, другое.
Из Баха сразу приходит в голову Erbarme Dich из Страстей по Матфею, прелюдии и фуги es & b из первого тома WTK...

А!:solution: Обязательно послушайте музыку Пярта, например, De Profundis и Psalom.
Вообще же не очень умно искать что-то подобное Ich ruf zu Dir, Herr Jesu Christ.

mimosa
13.09.2006, 18:10
Вопрос (ftp://Вопрос): есть ли ещё что-то подобное, столь же пронизывающе печальное, как эта прелюдия?
Первое, что приходит в голову мне - Вилла Лобос, Ария из 5 Бахианы.
Кому как, но лично меня очень пронизывает. 8)

Яндекс.Метрика Rambler's Top100