RSS лента

Записная книжка

К 50-летию со дня смерти Р. Воан-Уильямса

Рейтинг: 5.00. Голосов: 1.
              
Скромный классик английской музыки

Музыка должна быть обращена ко всем, хоть и не всеми будет принята.
Мы должны говорить пароль каждому — только так мы найдём тех, кто на него ответит.


(Р. Воан-Уильямс)

Этот композитор, столь почитаемый у себя на родине, у нас до сих пор не пользуется популярностью. Вряд ли причина в том, что его творчество «настолько тесно связано со всей своеобразной судьбой английской музыки, что вне этого фона его значение не может быть ни понято, ни оценено». Так написала Валентина Конен — автор наиболее известного русскоязычного очерка о Воан-Уильямсе — ровно 50 лет назад. Хочется верить, что за прошедшие полвека наше восприятие творчества этого композитора изменилось в сторону понимания и что его музыка рано или поздно покорит русских слушателей. Давайте же хотя бы сегодня вспомним его имя.
Итак, Рейф (Ралф) Воан-Уильямс (настоящие имя и фамилия Р. В. Уильямс, отмечено в словарях). Крупнейший композитор своего поколения, ключевая фигура «английского музыкального возрождения», классик 20-го века, а также: фольклорист, педагог, дирижёр, органист, музыкальный критик и общественный деятель. Родился 12 октября 1872 года в деревне Даун-Ампни (графство Глостершир), умер 26 августа 1958 года в Лондоне.
Он учился у Пэрри, Вуда и Стэнфорда — композиторов, которые вместе с Элгаром способствовали долгожданному «пробуждению» английской композиторской школы. В 1894 году Воан-Уильямс получает степень бакалавра музыки, в 1901 — доктора (музыкальное образование он получал в Кембридже и лондонском Королевском музыкальном колледже). В 1897 посетил Германию, где учился у Бруха и знакомился с музыкой Вагнера. Но долгое время будущий композитор не находил пути, которому хотел бы следовать... Поначалу, казалось, никто не верил в этого молодого человека — но именно тогда в нём происходила сложнейшая внутренняя работа, готовившая творческий перелом.
В 1903 году Воан-Уильямс начинает активно изучать английский фольклор (который незадолго до этого был в буквальном смысле открыт заново), а вскоре становится одним из основателей Общества народной песни. Фольклорная экспедиция 1904 года дала тематический материал для трёх «Норфолкских рапсодий» (первая из них была сочинена в том же году, вторая и третья, завершённые в 1906, не были опубликованы). Параллельно фольклористическим изысканиям Воан-Уильямс постоянно работает и в области церковной музыки (в частности, редактирует «Английский гимнарий»). Под влиянием народной и церковной музыки формируется авторский стиль (точнее, одна его сторона — пристрастие к модальности, плавным последовательностям консонантных гармоний, напевным мелодиям). Тогда же, ещё в 1903 году, композитор задумывает свою Первую симфонию, но завершена она будет уже после возвращения из Франции. В 1908 году Воан-Уильямс посетил Париж, где учился композиции у Равеля («единственный из моих учеников, который не пишет мою музыку» — однажды охарактеризовал его французский мастер). Скорее всего, гениальный учитель лишь подтвердил то, что талантливый ученик и сам в себе чувствовал, помог это вывести на поверхность — но в этом и есть смысл преподавания композиции…
«Фантазия на тему Таллиса» для двойного струнного оркестра принесла композитору настоящее признание. Обращение к автору XVI века оказалось в высшей степени актуальным — эпоха Тюдоров была временем расцвета английской музыки (не говоря о других видах искусства). Воан-Уильямс углубляется в изучение английской поэзии того времени, практически возвращает из небытия наследие английских мадригалистов и вёрджиналистов. Значительным событием станет обращение Воан-Уильямса к так называемой «маске»— старинному жанру английского театра («Иов» признаётся первым национальным английским балетом). Но это произойдёт гораздо позже, в 1930 году, а тогда, в 1910, только начал своё первое театральное произведение — оперу «Хью гуртовщик». Это сочинение, продолжившее традицию «балладной оперы», славящее молодость, храбрость и любовь, проникнутое духом английской деревни, — произведение романтическое, свежее и, несмотря на драматизм сценических ситуаций, очень светлое. В это же время композитор пишет Вторую симфонию, получившую название «Лондонской». Репутация Воан-Уильямса растёт. Но едва была завершена первоначальная версия оперы, разразилась I мировая война.
Сорокадвухлетний композитор не может остаться в стороне от великих событий. Он прошёл всю войну, сначала дневальным в санитарном корпусе, потом в качестве артиллерийского офицера. Глубочайшее впечатление оставляет война в каждом, кто видел её. Конечно, эти события не могли не повлиять на строй мыслей композитора, не могли не разделить его жизнь и творчество на «до» и «после»… В 1917 году он начинает писать Третью, «Пасторальную» симфонию, словно защищая себя и свою музыку от разрушения, постигшего всё вокруг. Музыка «Пасторальной симфонии» — последнее прощание с мечтами романтизма… Как тут не вспомнить «Воспаряющего жаворонка» — «романс» для скрипки с оркестром, ставший последним из предвоенных сочинений Воан-Уильямса. «Пасторальная симфония» — край, где пел этот жаворонок, мир, который безвозвратно загублен. Такой мир где-то по-прежнему существует, но кажется, что человеку там уже не найдётся места — не потому ли так грустно слушать «воспаряющую» скрипку?.. Воан-Уильямс сопротивлялся ужасам войны, которая закалила его характер и дала толчок ещё более интенсивной творческой и гуманистической деятельности.
Демобилизовавшись в 1919 году, он становится преподавателем композиции в Королевском музыкальном колледже (с 1921 профессор), где работает до 1940 года. Восемь лет он руководит хором Баховского общества, в 1932 его избирают президентом «Общества английского народного танца и английской народной песни», а в 1934 выходит книга Воан-Уильямса «Национальная музыка». В промежутке между двумя войнами были созданы оперы «Влюблённый сэр Джон», «Всадники моря» и «Отравленный поцелуй», уже упомянутый балет «Иов», скрипичный и фортепианный концерты, оркестровые сюиты и пьесы, огромное количество хоровой (в том числе церковной) музыки, обрабатки народные песни, новые редакции довоенных сочинений. В 1934 Воан-Уильямс завершает Четвёртую симфонию. Она очень отличается не только от предыдущих симфоний, но и ото всех произведений Воана-Уильямса, к тому времени написанных. Симфония не имеет какой-либо определённой программы. Кричащую, режущую экспрессию этой музыки можно связать с надвигающейся фашистской агрессией, ощущением грядущей катастрофы. Это произведение подготавливает величайшую симфонию Воан-Уильмса — Шестую, где катастрофа уже случилась...
А как же Пятая симфония? Вновь, как и в годы Первой мировой, композитор выбирает самую сокровенную музыку, чтобы защитить её от посягательств страшной действительности — а эта музыка в свою очередь защищает слушателя, да и самого автора, открывая «окно» в идеальный, далёкий мир. Пятая симфония написана на материале оперы «Путь пилигрима», жанр которой определяется как «нравоучение» (моралите); её литературная основа — одноименный роман Баньяна, писателя-мистика XVII века. Исполненная в 1943 году, симфония произвела значительное впечатление на всех, кто мог её слышать, даже на тех, кто до этого ничего не знал о Воан-Уильямсе. Как же неправ оказался Копланд, сказанувший, что слушать Пятую симфонию всё равно что 45 минут разглядывать корову! Шестая же симфония, впервые исполненная в 1948 году, стала настоящим потрясением и менее чем за 2 года выдержала 100 исполнений — «рекорд» в истории английской музыки, который превосходит только Первая симфония Элгара.
В 1939 году музыка Воан-Уильмса была запрещена в нацистской Германии. Сам же композитор в годы войны делал всё, что мог, для поддержания музыкантов и сохранения музыкальной культуры.
В старости Воан-Уильямс почти полностью посвящает себя композиции. Вплоть до 1958 года он продолжает активно сочинять, до последних дней не теряя ни бодрости духа, ни ясности рассудка, ни чувства юмора. Были созданы три симфонии (годы окончания 1952, 1956, 1958 ), Concerto grosso, Концерт для тубы, немало замечательных хоровых произведений, цикл романсов на стихи Уильяма Блейка, а также работы в области киномузыки. На основе музыкального сопровождения к фильму о подвиге Роберта Скотта написана Седьмая, «Антарктическая» симфония — произведение о силе человеческого духа. Восьмая и Девятая симфонии образуют «диптих», обобщающий творческий путь композитора. Практически всё, что ему удалось «найти» в области композиции за столь долгую жизнь, в них сконцентрировано и подытожено.
«Мы должны слушать симфонию так, как если бы принимали участие в её создании» — эта фраза композитора не только афоризм, но и один из ключей к его творчеству. Музыка Воан-Уильямса не требует того, чтобы ей посвящали диссертации, «труды», «панорамные очерки». Она как будто говорит: «Послушайте меня, просто послушайте спокойно — и сами всё поймёте»…

Отправить "К 50-летию со дня смерти Р. Воан-Уильямса" в Google Отправить "К 50-летию со дня смерти Р. Воан-Уильямса" в Facebook Отправить "К 50-летию со дня смерти Р. Воан-Уильямса" в Twitter Отправить "К 50-летию со дня смерти Р. Воан-Уильямса" в del.icio.us Отправить "К 50-летию со дня смерти Р. Воан-Уильямса" в Digg Отправить "К 50-летию со дня смерти Р. Воан-Уильямса" в StumbleUpon

Обновлено 26.08.2008 в 18:49 Сноу - Шу

Категории
Без категории

Комментарии

  1. Аватар для invisible
    Спасибо. Хороший композитор, мы играли кое-что из него, и запись у меня есть. Играть и слушать приятно.
  2. Аватар для kalina
    Хороший композитор. Симфонии и вокальная музыка (песни) довольно интересные.
    Спасибо за тему (дам ссылку в октябрьском сообщении "именитых музыкантов").
  3. Аватар для Повеса
    Великолепный композитор! У меня на кассете (!) когда-то был записан какой-то его квинтет или даже секстет для какого-то очень необычного состава, обалденная музыка...
    9 симфоний - великолепны, знаю всё не хуже Бетховена.
  4. Аватар для Сноу - Шу
    Повеса, хотите, поделюсь записями опер Воан-Уильямса?
  5. Аватар для Повеса
    Повеса, хотите, поделюсь записями опер Воан-Уильямса?
    Если виртуально, через "залив", то нет, но спасибо.
    А очерк Ваш очень интересный и легко читается. Спасибо ещё раз!
  6. Аватар для ishiwata san 2
    Один из моих любимых композиторов, его симфонии изумительны, особено "Лондон" и 5-я, "фантазия на тему Таллиса" , а насколько потрясаяще звучит соло скрипки в "Жаворонке". К сожалению, в нашей стране не очень популярный автор ,а жаль.
  7. Аватар для Сноу - Шу
    не представляю, как я забыла это написать, но среди сочинений Р. Воан-Уильямса есть концерт для гобоя с оркестром (1944).
  8. Аватар для григ
    Очень популярный в Англии. Покупал его диски в маленьких городках - Бате, Кентербери. Самое любимое сочинение - Flos Campi для оркестра и хора. Очень давно имел его на виниле, а сейчас вот на компакте. На этом же диске записана Симфония № 4 - выдающееся произведение Воан - Уильямса. А самая популярная его пьеса, без которой не обходится, кажется, ни одна компиляция английской музыки - это Fantasia On Greensleeves.
  9. Аватар для ishiwata san 2
    Предлагаю создать отдельную тему про Р. Воан-Уильямса, а если она уже есть, то возобновить. Он того по праву заслуживает.
  10. Аватар для Сноу - Шу
    Раздел "Симфоническая музыка и дирижёры":
    http://www.forumklassika.ru/showthre...EB%FC%FF%EC%F1
  11. Аватар для Сноу - Шу
    Цитата Сообщение от A-Lex Посмотреть сообщение
    (но уже и те коллекции, что включают его The Lark Ascending можно считать вполне представительными).
    Эта пьеса написана по мотивам стихотворения Джорджа Мередита (George Meredith; 1828–1909).

    The Lark Ascending

    He rises and begins to round,
    He drops the silver chain of sound
    Of many links without a break,
    In chirrup, whistle, slur and shake,
    All intervolv’d and spreading wide
    Like water-dimples down a tide
    Where ripple ripple overcurls
    And eddy into eddy whirls;
    A press of hurried notes that run
    So fleet they scarce are more than one,
    Yet changingly the trills repeat
    And linger ringing while they fleet,
    Sweet to the quick o’ the ear, and dear
    To her beyond the handmaid ear,
    Who sits beside our inner springs,
    Too often dry for this he brings,
    Which seems the very jet of earth
    At sight of sun, her musci’s mirth,
    As up he wings the spiral stair,
    A song of light, and pierces air
    With fountain ardor, fountain play,
    To reach the shining tops of day,
    And drink in everything discern’d
    An ecstasy to music turn’d,
    Impell’d by what his happy bill
    Disperses; drinking, showering still,
    Unthinking save that he may give
    His voice the outlet, there to live
    Renew’d in endless notes of glee,
    So thirsty of his voice is he,
    For all to hear and all to know
    That he is joy, awake, aglow,
    The tumult of the heart to hear
    Through pureness filter’d crystal-clear,
    And know the pleasure sprinkled bright
    By simple singing of delight,
    Shrill, irreflective, unrestrain’d,
    Rapt, ringing, on the jet sustain’d
    Without a break, without a fall,
    Sweet-silvery, sheer lyrical,
    Perennial, quavering up the chord
    Like myriad dews of sunny sward
    That trembling into fulness shine,
    And sparkle dropping argentine;
    Such wooing as the ear receives
    From zephyr caught in choric leaves
    Of aspens when their chattering net
    Is flush’d to white with shivers wet;
    And such the water-spirit’s chime
    On mountain heights in morning’s prime,
    Too freshly sweet to seem excess,
    Too animate to need a stress;
    But wider over many heads
    The starry voice ascending spreads,
    Awakening, as it waxes thin,
    The best in us to him akin;
    And every face to watch him rais’d,
    Puts on the light of children prais’d,
    So rich our human pleasure ripes
    When sweetness on sincereness pipes,
    Though nought be promis’d from the seas,
    But only a soft-ruffling breeze
    Sweep glittering on a still content,
    Serenity in ravishment.

    For singing till his heaven fills,
    ’T is love of earth that he instils,
    And ever winging up and up,
    Our valley is his golden cup,
    And he the wine which overflows
    To lift us with him as he goes: 70
    The woods and brooks, the sheep and kine
    He is, the hills, the human line,
    The meadows green, the fallows brown,
    The dreams of labor in the town;
    He sings the sap, the quicken’d veins;
    The wedding song of sun and rains
    He is, the dance of children, thanks
    Of sowers, shout of primrose-banks,
    And eye of violets while they breathe;
    All these the circling song will wreathe,
    And you shall hear the herb and tree,
    The better heart of men shall see,
    Shall feel celestially, as long
    As you crave nothing save the song.
    Was never voice of ours could say
    Our inmost in the sweetest way,
    Like yonder voice aloft, and link
    All hearers in the song they drink:
    Our wisdom speaks from failing blood,
    Our passion is too full in flood,
    We want the key of his wild note
    Of truthful in a tuneful throat,
    The song seraphically free
    Of taint of personality,
    So pure that it salutes the suns
    The voice of one for millions,
    In whom the millions rejoice
    For giving their one spirit voice.

    Yet men have we, whom we revere,
    Now names, and men still housing here,
    Whose lives, by many a battle-dint
    Defaced, and grinding wheels on flint,
    Yield substance, though they sing not, sweet
    For song our highest heaven to greet:
    Whom heavenly singing gives us new,
    Enspheres them brilliant in our blue,
    From firmest base to farthest leap,
    Because their love of Earth is deep,
    And they are warriors in accord
    With life to serve and pass reward,
    So touching purest and so heard
    In the brain’s reflex of yon bird;
    Wherefore their soul in me, or mine,
    Through self-forgetfulness divine,
    In them, that song aloft maintains,
    To fill the sky and thrill the plains
    With showerings drawn from human stores,
    As he to silence nearer soars,
    Extends the world at wings and dome,
    More spacious making more our home,
    Till lost on his aërial rings
    In light, and then the fancy sings.
  12. Аватар для IL_Dottore
    Супер! Отличная статья, скажу! Да, Воана-Уильмса не знают в музыкалтных школах, слышат про него в консерваториях, но он Гений с большой буквы)
    Мои любимые его произведения -0 тащусь от "Лондонской симфонии", особенно от скерцо, очень проникновенный у него квартет до минор, и квинтет тоже в до миноре.
    Концерты для скрипки, для тубы, для фортепиано - кладезь народной английской музыки))
    Кончерто гроссо для двойного струнного оркестра, балетная сюита для флеты с фо-но, три прелюдии для квартета на народные уэльские мелодии, Симфонии, ну в общем все у него прямо-таки дышит английским воздухом, той живописной природой!)))
  13. Аватар для григ
    Lark Ascending маленький шедевр. Воан Уильямса очень люблю, собираю его музыку на компакт-дисках.
    Прекрасное сочинение Flos Campi для хора и оркестра.
  14. Аватар для kalina
    Сегодня годовщина со дня рождения Р.Воана-Уильямса!
  15. Аватар для григ
    Я как раз сегодня переставлял на полке все его симфонии

Трекбэков

Яндекс.Метрика Rambler's Top100