RSS лента

Беназир

Из истории коллекции Русского музея в С.-Петербурге (08.05.13)

Рейтинг: 5.00. Голосов: 2.
              
Александр Бенуа "Живопись, воспоминания, размышления".

Книга четвёртая. Глава 25. Открытие Русского музея императора Александра III


Главной причиной моего пребывания в Петербурге в течение первых месяцев 1898 г. было устройство дара княгини Тенишевой в новоучрежденном Музее императора Александра III. К сожалению, пожертвование коллекции оказалось сопряженным для дарительницы с глубоким разочарованием. Согласно ее первоначальному намерению, дар ее должен был оставаться нераздельным, и обе части собрания, русская и иностранная, помещаться в одном хранилище. Пожалуй, это было не так уж логично, но то была выраженная воля пожертвователя, мало того,- главным условием принятия дара, и это условие было принято государем, поставившим на прошении княгини, поданном на высочайшее имя, свое “быть по сему”. Увы, в дни царствования Николая II и самые категорические утверждения уже немного значили. Почему-то данное условие не пришлось по вкусу Михаилу Петровичу Боткину (Художник-любитель и знаменитый коллекционер всяких редкостей, М. П. Боткин (Боткин Михаил Петрович (1839—1914) — художник, академик живописи, автор картин религиозного содержания) приходился родным дядей нашему Сергею Сергеевичу, однако находился с ним не в особенно приязненных отношениях. Состоял он во всевозможных художественных комиссиях и комитетах, но всюду пользовался, несмотря на свои ласковые мантры, репутацией коварного интригана.), и он повел свою интригу, воздействуя на вице-президента императорской Академии художеств графа И. И. Толстого, и на “августейшего управляющего” музеем в. к. Георгия Михайловича. В конце концов, он добился того, что в последний момент княгине Тенишевой было официально объявлено, что она имеет доставить в Музей Александра III одни лишь русские вещи. Будь я в это время в Петербурге, я постарался бы обернуть дело таким образом, чтобы все же как-то спасти идею образования доступного для публики хранилища европейского искусства, выраженного в рисунках и акварелях. Можно было бы сделать предложение - разместить иностранную часть даже в верхнем этаже Михайловского дворца (места было довольно) или, в крайнем случае,- при музее Академии художеств, где тенишевское собрание иностранных мастеров явилось бы добавлением или продолжением к уже существовавшей там галерее графа Кушелева-Безбородко. Наконец, княгиня могла бы, ввиду несоблюдения поставленного условия, просто отказаться от представления своего дара. Но вот меня, особенно заинтересованного в том, чтобы обе части собрания княгини Тенишевой стали бы общественной собственностью, тогда в Петербурге не было, а все, что я писал об этом и Марии Клавдиевне, и Екатерине Константиновне, и Альберу (выражавшему полное согласие с моей точкой зрения), все это не могло возыметь того действия, которое оно имело бы при моем личном и энергичном вмешательстве. Пытался я еще и позже поправить дело, но все напрасно. Постигшее разочарование сыграло в деятельности княгини значительную роль. Между тем Мария Клавдиевна была не из тех натур, которых неудачи и обиды только подбивают на новые усилия. Она довольно скоро примирилась со случившимся, смирилась, покорилась. Русские вещи были свезены в Михайловский дворец, все же “осиротелые иностранцы” остались у нее на дому. Кое-что княгиня приобрела и после этой “катастрофы”, однако, в общем, она до такой степени была деморализована случившимся, что через пять лет, в 1903 г., в ее петербургском особняке был устроен аукцион, и иностранное ее собрание разбрелось по рукам...

Отправить "Из истории коллекции Русского музея в С.-Петербурге  (08.05.13)" в Google Отправить "Из истории коллекции Русского музея в С.-Петербурге  (08.05.13)" в Facebook Отправить "Из истории коллекции Русского музея в С.-Петербурге  (08.05.13)" в Twitter Отправить "Из истории коллекции Русского музея в С.-Петербурге  (08.05.13)" в del.icio.us Отправить "Из истории коллекции Русского музея в С.-Петербурге  (08.05.13)" в Digg Отправить "Из истории коллекции Русского музея в С.-Петербурге  (08.05.13)" в StumbleUpon

Обновлено 09.06.2013 в 03:09 Беназир

Категории
Без категории

Комментарии

  1. Аватар для Беназир
    С сайта Русского музея:

    ... Осуществил задуманное отцом молодой император Николай II, подписав 13 апреля 1895 года Именной Высочайший Указ № 62 «Об учреждении особого установления под названием „Русского Музея Императора Александра III“ и о представлении для сей цели приобретенного в казну Михайловского Дворца со всеми принадлежащими к нему флигелями, службами и садом. Указ начинался словами: “Незабвенный Родитель Наш, в мудрой заботливости о развитии и процветании отечественного искусства, предуказал необходимость образования в С.-Петербурге обширного Музея, в коем были бы сосредоточены выдающиеся произведения русской живописи и ваяния». Тогда же была исполнена памятная медаль по случаю учреждения Русского Музея Императора Александра III...
    http://rusmuseum.ru/museum/history/history_sozd/


    Такое вот обнаружилось противоречие...
  2. Аватар для Скарлет
    Дорогая Беназир, я недавно с огромным удовольствием прочла статью о Николае Николаевиче Врангеле. Вот ссылка на нее

    http://www.nasledie-rus.ru/podshivka/6907.php

    В статье автор приводит ироническую автобиографию барона Н.Н. Врангеля, исповедь, написанную им в ерническом стиле для нового словаря 1912 г. Брокгауза и Ефрона. И в этой его исповеди упоминается М.П. Боткин:

    Устраивал выставки (Французскую, Ломоносовскую, "Старые Годы") и скандалы. В 1907 г. принял участие в "Старых Годах". В 1908 г. близко сошелся с известным деятелем искусства, академиком Михаилом Петровичем Боткиным. Результатом этого сближения было двухмесячное пребывание на Казачьем плацу. Здесь молодой ученый подробно изучил мытье полов и оконных стекол.
    Конфликт между Н. Врангелем и М. Боткиным с "оскорблением действием" случился в день открытия выставки "Старинных картин" 8 ноября 1908 года.
    Напомним суть инцидента. Оформление экспозиции, развернутой в залах Общества поощрения художеств, составляли стильные "исторические" декорации по проекту Н.Е.Лансере, сделанные из обтянутых холстом деревянных выгородок. Ссылаясь на запрет со стороны пожарной службы Городской управы, М.П. Боткин как вице-председатель ОПХ, "подставил" организаторов, сорвав вернисаж.
    Вспыливший Врангель, генеральный комиссар выставки, дал Боткину пощечину. На сегодняшний день поступок барона может показаться бессмысленным. Но в то время подобный способ разрешения конфликтов не являлся исключительным: в 1902 году одна из столичных газет сообщала о дуэли между художником и распорядителем выставки из-за неудачно размещенной картины, а в 1903-м Александр Бенуа на одном вернисаже устроил рукопашную с директором школы ОПХ Е.А.Сабанеевым, ожидая затем весь вечер вызова на дуэль
    . В случае с Врангелем вопрос состоит в том, сколько в "оскорблении действием" было импульсивности (как это традиционно считается), а сколько театрального жеста.
    По делу Врангеля - Боткина в декабре 1908 года состоялся суд, и весной 1909-го барон пробыл шесть недель (двухмесячный срок был сокращен ввиду участия арестанта в работах по уборке тюрьмы)
    в Арестном доме на Казачьем плацу, не воспользовавшись последовавшим после оглашения приговора прощением со стороны потерпевшего.



    Кроме того, в статье есть описание безуспешной попытки подготовить художественную выставку к 300летию дома Романовых.
    Тому, кто хотел и мог это сделать, делать ничего не дали.
    Думаю, очень впечатляющее свидетельство очевидцев об общем состоянии умов и дел в империи того времени.

    Барон Н. Врангель - человек необыкновенных способностей, о нем Александр Бенуа сказал:
    ""В этом оживлении художественной науки, в этом выводе ее на свет и воздух барону Врангелю принадлежит одна из первых ролей. Пожалуй, даже первейшая роль. <...> Врангель является типом целой группы лиц, посвятивших себя художественной культуре России, и возможно, что будущие поколения будут говорить о какой-то эпохе Врангеля".

    Оживление художественной жизни Петербурга в 1906-1910 гг - во многом заслуга Н.Н. Врангеля, потомка Абрама Петровича Ганнибала, родного брата П.Н. Врангеля.
    Он, отпускавший язвительные пассажи о провинциализме русского искусства, показывал пример настоящей любви к Родине, без фальшивого пафоса и дешевого умиления.

    Современники часто сравнивали Врангеля с Дягилевым. Дело не только в совместных или сходных выставочных и издательских проектах. Намного интереснее ненамеренные "образные" совпадения. Вот фрагмент из "Автомонографии" Грабаря, посвященный Дягилеву. "Бывало никто не может расшифровать загадочного "неизвестного" из числа свезенных из забытых усадеб всей России: неизвестно, кто писал, неизвестно, кто изображен. Дягилев является на полчаса, оторвавшись от другого, срочного дела, и с очаровательной улыбкой ласково говорит:
    - Чудаки, ну как не видите, конечно, Людерс, конечно, князь Александр Михайлович Голицын в юности.
    <...> Быстрый, безапелляционный в суждениях. он, конечно, также ошибался, но ошибался гораздо реже других и не столь безнадежно".30
    А вот как писал о Врангеле его сослуживец по Эрмитажу В.Я.Адарюков: "Я помню, что одно лицо купило в Лондоне за значительную сумму портрет Петра I, якобы писанный с натуры во время его пребывания за границей. Когда портрет прибыл, многие собрались его посмотреть, все восторгались, и последним пришел Н.Н.Врангель; едва взглянув на портрет, он сказал: "Копия, оригинал в Гатчине". Все были поражены, но на проверке оказалось, что Н.Н.Врангель был прав".31

    Его профессиональная работа началась весной 1906 года в Императорском Эрмитаже. Врангеля можно назвать настоящим автодидактом. Сначала домашние уроки матери, (вряд ли занятия в ростовском реальном училище оставили глубокий след)41, а затем самообразование - вот что определило его багаж знаний. В отличие от большинства своих друзей и знакомых (выпускниками Санкт-Петербургского университета были почти все основатели "Мира искусства", С.М.Волконский, С.К.Маковский; в Гейдельбергском университете учились В.П.Зубов и С.Л.Бертенсон, помощник Врангеля по Обществу защиты; П.П.Вейнер закончил Александровский лицей...), Врангель не имел университетского диплома. Может быть, в необходимости самоутверждения кроется одна из причин его постоянной жажды деятельности и потрясающей эрудиции? "Нашим общим энциклопедическим словарем"42 как-то назвал Врангеля Маковский.

    Пожалуй, самой запоминающейся чертой Врангеля и его первой "визитной карточкой" была потрясающая работоспособность. При знакомстве Врангеля с Бенуа и его товарищами, мирискусников, уже привыкших к бурной дягилевской деятельности, все таки поразила "неуемная энергия" юного барона. Показательна смелость Врангеля. Неопытный юнец, не написавший ни строчки и не организовавший ни одной экспозиции, решился устроить масштабную выставку отечественного портрета 1700 - 1850 годов.
    Дебютная выставка Врангеля, получившая название "Русская портретная живопись за 150 лет (1700-1850)" открылась 7 марта 1902 года в залах Академии наук. Она не получила широкого общественного резонанса, в отличие от состоявшейся три года спустя Таврической выставки Дягилева, которая и стала главным катализатором массового интереса к старине. Пресса 1902 года не проявляла особого интереса к такой необычной экспозиции43. В художественной хронике столичных газет намного больше внимания уделялось традиционным собраниям по "средам" в Академии художеств и "пятницам" в Обществе русских акварелистов, с музицированием, чаепитием и рисованием "интересных натурщиц". А Бенуа писал о "скучающем виде" молодых художников, изредка посещающих эту примечательную выставку. Она известна всем последующим исследователям русского искусства XVIII века, они упоминают о ней "наравне" с дягилевской выставкой 1905 года. Но они ссылаются на "Подробный иллюстрированный каталог...", составленный (и по нынешним меркам) почти идеально и изданный спустя полгода после самой выставки, оказавшейся провальным художественным предприятием.

    Для характеристики Врангеля показательно, что в апреле 1902 года, еще не закрыв экспозицию в Академии наук и находясь в самом разгаре работы по подготовке ее научного каталога, он уже мечтал об организации подобной выставки в Париже. "Выбор всех без исключения лиц будет зависеть от нас, начиная от председателя и кончая кассиром <...>, - писал он Бенуа.
    Обновлено 10.05.2013 в 21:22 Скарлет
  3. Аватар для Беназир
    Скарлет, спасибо большое!
  4. Аватар для lyolya
    Спасибо, очень интересно!
  5. Аватар для Беназир
    Добавлю историю жизни Тенишевой

    http://yablor.ru/blogs/knyaginya-mar...at-kol/2571867
  6. Аватар для Скарлет
    Так получилось, что недавно я кое-что почитала о Марии Клавдиевне Тенишевой, и свела это в два кусочка - один биографический, о ее жизни:

    В деле просвещения дореволюционной России большую роль сыграла княгиня Мария Клавдиевна Тенишева.
    Дворянка со сложной судьбой — человек на удивление талантливый и разносторонне развитый — прославилась как общественный деятель, художник-эмальер, коллекционер, педагог и меценат.
    Княгиня Тенишева (урожденная — Пятковская, по отчиму — Мария Морицовна фон Дезен; в первом браке — Николаева) родилась (20 мая) 1 июня 1858 года в Петербурге.
    Правда, некоторые историки считают годом ее рождения 1868-й.


    Незаконнорожденная дочь богатой столичной дворянки, она была для матери «несмываемым пятном позора».
    Марию, лишенную родительской любви, воспитывала няня, которая привила ей любовь к русской старине и художественному искусству. Едва окончив гимназию, Мария вышла замуж за юриста Рафаила Николаева.


    Супруги не любили друг друга, и даже рождение дочери не изменило их отношений. В 1881 году Мария Клавдиевна оставила мужа и с маленьким ребенком на руках отправилась в Париж — учиться пению у знаменитой Матильды Маркези.
    Муж, оказавшийся игроком, противился этому решению: " Я не хочу, чтобы моё имя трепали афиши на заборах!"
    Состоялся долгий мучительный развод.
    Вернувшись в Россию, Мария Клавдиевна познакомилась с князем Вячеславом Тенишевым — крупным российским промышленником, который в 1892 году стал ее мужем.



    "Князь Вячеслав Николаевич Тенишев" 1896 Леон Боннат

    Родные мужа бесприданницу не признали, поэтому в родословную князей Тенишевых она не вписана, однако, второй брак Марии оказался счастливым. История их знакомства такова.

    На какой-то дружеской вечеринке ее попросили спеть. Аккомпанировать взялся человек, во внешности которого, если бы не сюртук, выдававший руку дорогого парижского портного, было что-то крестьянское, кряжистое, почти медвежье.
    Виолончель в его руках звучала прекрасно! Так она встретила князя Вячеслава Николаевича Тенишева.


    портрет М. Тенишевой работы И. Репина 1896 г.

    Супруги поселились в имении Хотылево Брянского уезда, где княгиня основала школу и ремесленное училище, а также столовую и клуб для рабочих расположенного неподалеку Бежицкого завода.
    Тенишева вспоминала: «Понемногу передо мной развернулась целая картина истинного положения рабочих на заводе. Я открыла, что кроме заевшихся матрон и упитанных равнодушных деятелей в нем жили еще люди маленькие, пришибленные, опаленные огнем литейных печей, оглушенные нескончаемыми ударами молота, по праву может быть озлобленные, огрубелые, но все же трогательные, заслуживающие хоть немного внимания и заботы об их нуждах. Ведь это тоже были люди. Кто же, как не они, дали этим деятелям, да и мне с мужем, благополучие?..»

    Княгиня Тенишева собирала коллекцию акварелей (позднее переданную в дар Русскому музею) и поддерживала знакомство с деятелями искусства — художниками Васнецовым, Врубелем, Рерихом, Малютиным, Бенуа, скульптором Трубецким… Она также организовала студию для подготовки к высшему художественному образованию в Петербурге, открыла начальную рисовальную школу и музей русской старины в Смоленске, вместе со своей подругой детства основала в имении Талашкино центр просветительства и возрождения традиционной народной художественной культуры и развития сельского хозяйства.

    Совместно с Саввой Мамонтовым Тенишева выделяла деньги на издание журнала «Мир искусства». Благодаря Тенишевой на Руси возродилось эмалевое дело, был восстановлен способ изготовления «выемчатой» эмали.

    Художественные работы самой Марии Клавдиевны были по достоинству оценены во Франции, где ее избрали действительным членом Общества изящных искусств и Союза декоративно-прикладного искусства. Деятельность княгини была прервана революцией. В начале 1919 года Тенишева вместе с близкими людьми покинула Россию, навсегда уехав во Францию.

    В эмиграции она писала мемуары, опубликованные в Париже уже после ее смерти под названием «Впечатления моей жизни. Воспоминания».
    Скончалась княгиня Мария Клавдиевна Тенишева 14 апреля 1928 года в парижском пригороде Сен-Клу.



    http://cyrillitsa.ru/posts/769-mecen...enischeva.html


    И еще один, где подробнее рассказано о Талашкине и промыслах:


    Вблизи Смоленска находится село Талашкино. Им владела меценат, художница и коллекционер Мария Клавдиевна Тенишева, которая организовала производство мебели и предметов быта под чутким руководством истинных художников.
    Тенишева поставила ручной труд на вполне производственную основу, и при этом было организовано участие продукции в регулярных тогда выставках и её сбыт.

    Талашкинская мебель Тенишевой стала известна всему миру, и отношение к ней сейчас у знатоков антиквариата самое трепетное. Это выразительный вариант русского модерна.

    Художественный центр Талашкино – известный историко-художественный заповедник на Смоленщине, был тесно связан с развитием русского искусства конца XIX – начала XX веков. Здесь работали Репин, Коровин, Врубель, Рерих, Малютин.
    Талашкино, наравне с Абрамцевым Саввы Мамонтова, было самым известным и значительным пунктом дореволюционной России, где русские художники с большим успехом работали над возрождением русского народного искусства. Как раз в этих двух усадьбах были устроены наиболее крупные специальные мастерские для обучения крестьян ремеслам.
    Талашкино расположено в 18 км от Смоленска. М.К. Тенишева в 1892 году выходит замуж за князя, а в 1893 г. они приобретают имение в Талашкино.
    С этого момента оно преображается. Внешне все остается скромно.
    Тенишевы были богаты, но не стремились к показной роскоши. Комнаты были заполнены акварелями, картинами, скульптурами, майоликой, в одной из них висела картина Нестерова “Монахи”, в другой – портрет Марии Тенишевой работы Серова.


    Так как в Талашкино часто приезжали музыканты, то была переделана музыкальная гостиная. Вскоре там появился театр, украшенный резьбой Малютина. Недалеко размещались художественные мастерские: вышивальная, резная, гончарная, эмальерная. Сюда же свозились предметы для будущего музея старины.
    Тенишева сознавала, что народное искусство может стать школой для современного прикладного искусства: “...в обществе столько преступного равнодушия ко всему отечественному; стыдно делается за наших якобы культурных людей. Знают они отлично все западное и французов, а своего ни в зуб толкнуть...” (из письма Тенишевой к Рериху).
    Музей “Русская старина” был открыт в 1905 г. в Смоленске.
    В 1907 г., опасаясь черносотенных погромов, Тенишева увезла коллекцию в Париж.
    Позже коллекция была передана в дар городу Смоленску. Для сбыта продукции в Москве был организован магазин “Родник”, где успешно продавались изделия художественных промыслов.
    Лозунг всего талашкинского дома – “Прочь банальщину!”.
    В Талашкино существовало два направления возрождения народных промыслов: народным мастерам давали заказ на то, что они могут сделать, или поощрялось творчество профессиональных художников, которые работали в традициях древнерусского декоративного искусства.
    Как писал в письме Кустодиеву художник Стеллецкий: «...Княгиня проводит не русский стиль, а “сказочный” – это венский сецессион с его орнаментами».
    Всем известный балет Стравинского «Весна Священная»1913 г. и журнал венского сецессиона Густава Климта «Ver Sacrum» (Весна священная), который издавался с 1898 г. – не случайно носят одно имя.
    В 1901 г. во Фленове по проекту Малютина выстроили сказочный домик “Теремок”, рядом был построен Храм святого Духа по проекту Барщевского, Тенишевой и Малютина с росписями и мозаиками Рериха.
    Интерес талашкинских мастеров к возрождению крестьянских ремесел, к воссозданию творческой фантазии народа был сосредоточен на стилевых задачах искусства и в этом смысле был вполне прагматичен: занимаясь вполне прикладными вещами, художники создали новый стиль. Талашкинский стиль явил собою обособленную и вполне устойчивую национально-романтическую разновидность русского модерна.
    Обновлено 09.06.2013 в 20:47 Скарлет
  7. Аватар для Беназир
    Цитата Сообщение от Скарлет
    Родные мужа бесприданницу не признали, поэтому в родословную князей Тенишевых она не вписана
    Интересный факт.

    Добавлю ссылку на текст её книги

    Княгиня Мария Тенишева "Впечатления моеё жизни"
    http://www.belousenko.com/books/memo...va_memoirs.htm



    Портрет М.К.Тенишевой
    А. Соколов
    http://www.artsait.ru/art/s/sokolovA/img/3.jpg


    и на отрывки из книги

    Джеско Озер "Мир эмалей княгини М. К. Тенишевой"
    http://www.talashkino.ru/1.htm


    Обновлено 11.06.2013 в 21:11 Беназир

Трекбэков

Яндекс.Метрика Rambler's Top100