RSS лента

Per aspera ad astra, или Нетленные "консервы"

Шедевры русской оперной музыки (часть IV) - "Евгений Онегин"

Оценить эту запись
              
Данная дневниковая запись посвящена опере, хорошо известной с младых ногтей любому мало-мальски интеллигентному человеку в нашей стране. Еще в школьные годы литературный шедевр Пушкина является «объектом прохождения» программы по литературе, причем результатом этого «прохождения», как правило, является стойкая ненависть к самому первоисточнику, жеванному и пережеванному до степени набития неснимаемой оскомины. В чуть более старшем возрасте индивид начинает знакомиться и с музыкальным воплощением романа. Почти всегда это происходит через просмотр фильма-оперы пятидесятилетней давности, который не всегда добавляет слушательской любви к этому произведению. Тем не менее, для подавляющего большинства людей, хоть в минимальной степени интересующихся музыкой, именно эта опера – «Евгений Онегин» - является синонимом самого понятия «русская опера».
Объективности ради также следует признать, что список русских опер, известных в мире и имеющих там какую-то исполнительскую традицию, крайне невелик, и «Онегин» входит в этот узкий круг русских опер, пользующихся спросом на Западе. Опять же объективность не позволяет не сказать о несколько гипертрофированной популярности этой оперы у отечественной аудитории. Насколько такая популярность имеет под собой основания – каждый решает сам. Для кого-то опера «Евгений Онегин» - это шедевр всех времен и народов, и они готовы ее слушать вечно и бесконечно. У кого-то более спокойное отношение к этому произведению. Превознесение «Онегина» до небес расцвело особо пышным цветом в 30-50-е годы, когда из каждого репродуктора доносились «Куда, куда…» в исполнении двух теноровых идолов советского времени.
Могу сказать, что я не принадлежу ни к одной из двух вышеозначенных категорий поклонников «Онегина». Просто потому, что я не люблю эту оперу Чайковского, которую сам автор считал лишенной необходимого сценического действия. Для меня эта опера откровенно скучна и вполне себе подходит для консерваторского исполнения, для которого изначально и предназначалась автором. Отрицать многочисленные мелодические красоты музыки «Онегина» я не собираюсь – это противоречило бы здравому смыслу. Но для меня эти красоты – сами по себе, а совокупное впечатление – само по себе. В данном случае они не совпали. Конкретно для меня. И вряд ли когда совпадут. Умом я понимаю и принимаю эту красоту, но сердце молчит и остается холодным.
Тем не менее, было бы странным, если бы в моей фонотеке не было хотя бы некоторых записей этого нелюбимого мной шедевра.
Надо сказать, что в советское время «Онегину» более других опер повезло со студийными прочтениями. Каждое десятилетие (подумать страшно, как часто!) появлялась новая студийная запись. Причем обычно записи 30-50-х годов обозначают не по фамилии исполнителя титульной партии, а по фамилиям исполнителей партии Ленского, и только начиная с 60-х годов все встало на свои места. В фильме-опере записан голос Евгения Кибкало, что само по себе очень ценно, так как фонографическое наследие этого прекрасного баритона крайне невелико. А чуть позже настала эра Юрия Мазурока. Причем в слове «эра» в данном случае нет ни капли ёрничества. Юрий Антонович может быть занесен в Книгу рекордов Гинесса как певец, записавший в студии максимальное количество версий одной и той же партии в одной и той же опере. Всего студийных версий «Онегина» с Мазуроком в главной партии насчитывается целых пять(!): с Ростроповичем, Эрмлером, Черкасовым, Чакыровым и Федосеевым. Даже обладающий необъятной дискографией Пласидо Доминго здесь Мазуроку не соперник. Великий тенор трижды записал в студии «Аиду» и столько же раз «Бал-маскарад» и «Отелло», но до пятикратного студийного исполнения одной оперы так и не добрался… Так что естественным образом получилось, что записи «Евгения Онегина» с участием Юрия Мазурока составляют основу моей личной дискографии этой оперы. Впрочем, речь впереди не только о студийных записях.

1. Мазурок, Вишневская, Атлантов, Синявская, Огнивцев/ Ростропович
Запись была сделана в конце 1969 года во время гастролей Большого театра в Париже. Наверное поэтому этот вариант достаточно давно известен на Западе. Через некоторое время после осуществления этого проекта в силу небезызвестных событий на Западе он приобрел еще больший спрос, а у нас был фактически под запретом. Удивительно, что виниловый комплект все же был издан к 200-летию Большого в 1976 году, когда опальная чета уже два года находилась за пределами СССР.
Эту интерпретацию следует признать как минимум интересной. Ростропович взял очень неторопливые темпы, но сумел наполнить музыкальную ткань необходимой энергией, не позволяющей слушателю клевать носом при прослушивании. Большим достоинством этой версии я считаю участие в ней молодых (на тот момент) Мазурока, Атлантова и Синявской, находившихся в расцвете вокальных возможностей и на взлете своей карьеры. Мазурок звучал очень светло и проникновенно. Его голос буквально купался в музыкальном потоке. Чувствовалось, что его герою действительно 26 лет. Но уже в этой записи присутствовал специфический «мазуроковский» выговор, который невозможно забыть. Вообще Мазурок по всем статьям кажется мне безусловным лидером этой записи и по части вокала, и по попаданию в пушкинский образ. Владимир Атлантов был привлечен для записи из-за очевидного в те годы дефицита теноров лирического плана, хотя партию Ленского весьма успешно пели Антон Григорьев и Денис Королёв. Как бы то ни было, голос нашего главного героического тенора в то время еще не полностью заматерел, и Атлантову без больших проблем удалось справиться с лирической партией. Очень светлое и радостное ощущение осталось после исполнения Тамарой Синявской партии Ольги. Она явно придерживала в границах хорошего вкуса свои шикарные бархатные низы и сумела создать образ юной девочки, чьим главным достоинством является молодость и непосредственность, но никак не ум. На фоне столь лучезарной Ольги ее старшая сестра в исполнении Галины Вишневской выглядит натуральной матроной. Конечно, вся запись делалась Ростроповичем в расчете на свою супругу. Но, как всегда, Галина Павловна снабдила свою героиню некоторыми истероидными чертами, которые она тщательно старалась затушевать, но удалось это далеко не в полной мере, особенно в финальной картине, которая по накалу страстей местами напоминает сцену Тоски и Скарпиа. Участие Огнивцева в записи вполне возможно было данью памяти давно минувшим пражским годам пятнадцатилетней давности, так как сам голос Александра Павловича не сильно подходил для этой партии-арии. Не было в нем привычной маестозности и монументальности, а также красивого нижнего регистра. Если говорить об общем впечатлении, то помимо пения Мазурока наибольшее впечатление оставил открывающий оперу дуэт-квартет и картина бала у Лариных.

2. Мазурок, Милашкина, Атлантов, Синявская, Нестеренко/ Эрмлер
Запись, специально выполненная для того, чтобы быть включенной в издание полного собрания сочинений Чайковского в грамзаписи. Разумеется, запись Ростроповича никак не могла быть переиздана, и «Мелодия» поневоле озадачилась выпуском новой версии с хорошо проверенными исполнителями. Трое из них уже принимали участие в предыдущей парижской записи. Но они стали заметно взрослее, обросли званиями, наградами и… мастерством. Их голоса устоялись, выстроились, превратились в совершенные инструменты. Это безусловный плюс. Минус, по сути, один – ушла молодость, настала зрелость. С точки зрения вокала это наиболее совершенная запись из тех, что я слышал. Мазурок звучит просто шикарно. Партия давно им впета от первой до последней ноты и при этом еще не успела надоесть. Здесь в его исполнении всего было в меру: и великосветского снобизма, и нравоучительности, и открытости чувств. Строгость и невероятной красоты холодноватость тембра напрямую играли на создание образа лондонского денди. Мне кажется, что эта запись стала одной из больших удач певца (хотя и в версии Ростроповича он пел ничуть не хуже). Тамара Милашкина подарила своей Татьяне чудесный, теплый, чисто русский голос. В который раз приходится говорить, что сопрано такого невероятного тембра и красоты в те времена просто не было. К тому же в прямом смысле за кадром осталась самая слабая составляющая ее образа Татьяны – визуальная. Певица не имела лишнего веса, но обладала при этом роскошными женскими формами, которые, прямо скажем, не слишком вязались с обликом молоденькой деревенской барышни. А вот именно эту молодость и порывистость Милашкина вполне успешно рисовала своим замечательным голосом. Меня ее Татьяна более чем устроила. Что касается Атлантова, то ему пришлось сложнее в этой записи именно в вокальном отношении. Он уже давно специализировался на чисто драматическом репертуаре, и партия Ленского стала ему гораздо менее удобна. Но большой мастер есть большой мастер. Он вполне справился с тесситурными трудностями, хотя и преподнес своего Ленского более мужественным, чем это обычно принято. Впрочем, в тот период у «Мелодии» не было иного выбора – классных теноров лирического плана в Большом практически не осталось, а те, что были, по своим заслугам и рангу не могли претендовать на участие в фондовой записи самой «заповедной» русской оперы. Тамара Синявская вновь прекрасно озвучила партию Ольги, прибавив в бархатистости звучания и чуть потеряв в игривости и непосредственности. Очень на своем месте оказался Евгений Нестеренко в партии Гремина, которого в известной мере можно считать близким к идеалу среди всех певцов, певших эту партию в стереофоническую эпоху. Потери в версии Эрмлера, тоже были, но не столь значительные. Лариса Авдеева и Татьяна Тугаринова, также участвовавшие в обеих записях, пели явно лучше в Париже под управлением Ростроповича. Тут уже явно сказывался возраст и общее состояние вокального аппарата. Но в целом запись Эрмлера мне нравится больше других.

3. Мазурок, Томова-Синтова, Гедда, Троева-Мирчева, Гюзелев/ Чакыров
Болгарская запись с привлечением выдающихся русскоговорящих иностранцев. Запись безусловно ценна тем, что в ней в студийных условиях записан творческий тандем Мазурока и Гедды, неоднократно выступавших в этой опере на крупнейших сценах. Жаль, конечно, что эта запись состоялась на закате певческой карьеры обоих певцов. Особенно это касается Николая Михайловича. Все-таки поддерживать свежесть лирического тенора с возрастом становится все труднее и труднее. Хотя Гедда все равно звучит и звучит на зависть многим молодым. И все же до абсолютно идеального исполнения предсмертной арии Ленского, продемонстрированного в записи под управлением Живоиновича, он не поднимается. Чего-то уже не хватает. Той же гибкости, той же мягкости, той же точности нюансировки. Хотя это может выглядеть как придирки к работе великого певца.. Голос Юрия Мазурока при всей светлой природной окрашенности здесь заметно потемнел. Это уже голос не мальчика, но мужа. В этом есть своя прелесть. Отточенная техника певца позволяет ему полностью решать стоящие перед ним задачи. Каких-то откровений в этой версии я не услышал, но их и трудно было ожидать. Повторюсь, что полностью стилистикой исполнения русских опер владеют лишь российские (советские) певцы и дирижеры. Искусство Николая Гедды – как раз то исключение, которое подтверждает общее правило. Анна Томова-Синтова мне понравилась в партии Татьяны. У певицы очень запоминающийся, «золотой» голос. Хотя здесь превалировала именно женственность; о девической составляющей речь как бы не идет. Меньшее впечатление произвели Троева-Мирчева и Гюзелев. Все-таки в их исполнении мне чего-то явно не хватало. В целом я оцениваю эту запись как достойную, но не самого первого ряда.

4. Хворостовский, Фочиле, Шикофф, Бородина, Анисимов, Архипова/ Бычков
Запись, сделанная Philips в последние годы перестройки. Она стала первой для Хворостовского и Бородиной и последней для Ирины Архиповой, которая явно протежировала двум подающим надежды отечественным исполнителям. По иронии судьбы партия Филиппьевны оказалась именно той партией, в которой Ирина Константиновна на закате своей блистательной международной карьеры дебютировала в «Метрополитен-опера». Чудны дела твои, Господи!... Версия, реализованная Семёном Бычковым, получилась достаточно противоречивой по восприятию. С одной стороны, дирижер хорошо чувствует русскую музыку и нерв этой оперы (что, впрочем, совсем неудивительно), с другой – русская дикция Шикоффа и особенно Фочиле оставляют желать много лучшего. И если Шикоффа вполне можно понять в течение всей оперы, то проблемы с языком у Фочиле часто отвлекают от самой музыки. Хорошо еще, что текст этот нам знаком с детства, иначе была бы беда… Первая запись Хворостовского оказалась наиболее приемлемой по сравнению со всеми последующими. Голос звучал достаточно свободно. Певец не старался его заглублять. Пресловутый «пельмень в глотке» еще не проявился в полной мере. Хворостовский пел своего ровесника, и это очень чувствуется и импонирует. Меньше вокальных затей и больше чувства – такой подход оказался верным. Нучча Фочиле имела красивый голос канареечного типа. Она была бы хороша, мне думается, в партии Адины, но вот Татьяна получилась какой-то мелковатой. Не забудем, что в 1989 году певица предстала перед москвичами в партии беллиниевской Джульетты, которая, надо думать, куда более соответствовала складу дарования этой певицы. Нейл Шикофф прозвучал хорошо. То есть он продемонстрировал красивый лирико-драматический тенор. Но это не был Ленский. Не было мечтательности, элегичности, поэтичности наконец. Было больше порывов и чувств в общеевропейском стиле. Хотя больших претензий к певцу предъявлять все же не стоит. Ольга Бородина спела свою партию просто красиво и не более. Она показала тембр и тем ограничилась. В данном контексте работа Хворостовского мне понравилась заметно больше. Архипова и в небольшой партии показала себя перфекционисткой, особенно по части дикции. Запись Бычкова мне вполне нравится, хотя версии Эрмлера и Ростроповича оставляют куда большее художественное впечатление.

На этом дискография «Евгения Онегина» в моей фонотеке исчерпывается. Но обзор был бы явно неполным, если бы я не упомянул и не рассказал о своем единственном «Онегине», которого я слышал в театре. Этот «Онегин» стоит отдельного рассказа.

5. Мазурок, Калинина, Гедда, Терюшнова, Огнивцев, Левко/ Мансуров
20 марта 1980 года Большой театр 1979-й спектакль со дня первой постановки
Мне довелось присутствовать на первом спектакле, который дал в Большом театре Николай Михайлович Гедда. Это был первый приезд певца в Советский Союз. Ему было уже 55 лет, но он находился в великолепной вокальной форме (свидетельством тому – многочисленные виниловые пластинки, записанные им для «Мелодии» в течение одной недели гастролей). К огромному сожалению, именно в день дебюта певец был не совсем в форме – он был явно простужен. Однако отменить два спектакля не было никакой возможности. Это было фактически важнейшим политическим событием в те годы. Допустить знаменитейшего иностранного певца до исполнения партии Ленского могли только с разрешения высшего политического руководства. Отмена спектакля означала международный скандал с непредсказуемыми последствиями для репутации обеих сторон. Поэтому скандал и не состоялся. Невзирая на возраст, исполнение Гедды было очень прочувствованным и естественным. Певец явно экономил вокальные силы. Первое ариозо прозвучало очень сдержанно, верха использовались без апломба и бравурности. Но все равно чувствовалась огромная культура подачи музыки и слова. При этом надо отметить, что в тот вечер у Гедды явственно ощущался заметный немецкий акцент, совершенно исчезнувший в последующих записях «Мелодии» и отсутствовавший в упомянутой записи Живоиновича. В сцене ларинского бала Гедда уже пел с заметным воодушевлением, хотя явно выкладывался не до конца. Большая ария в сцене дуэли была исполнена очень достойно, хотя до студийного эталона и не дотянула. Но вот дуэттино «Враги» показало истинный класс и возможности певца. Тут и Гедда, и Мазурок выложились по полной программе, заслужив шквал аплодисментов! У обоих певцов замечательно гармонировали тембры. Они и дышали в унисон, отчего заключительные фразы «...не засмеяться ль нам, пока…» произвели незабываемый эффект. К тому же гость здесь пел в полный голос и полную меру своих возможностей. Как водится, после второго акта зрительный зал Большого заметно опустел. Закордонного соловья публика услышала, а до своих певчих птиц ей, похоже, было мало дела. А напрасно. Мазурок спел свою коронную партию просто замечательно. На пороге своего пятидесятилетия он находился в блестящей форме и делал со своим голосом всё, что хотел. Чисто внешне он тоже прекрасно выглядел. На нем замечательно сидели все сценические костюмы (впрочем, Гедда ему в этом отношении если и уступал, то совсем немного). После такого вокального исполнения партии Онегина уже не хочется слушать никого другого. Очень достойно провела свою партию Галина Калинина, обладавшая великолепным голосом замечательного тембра, который равно подходил как для русской, так и для итальянской оперы. К сожалению, в тот вечер в сцене письма она допустила маленький брак, слегка позабыв хрестоматийный текст в какой-то момент. Вообще сцена письма тогда оказалась несчастливой, поскольку кроме оплошности Калининой куда более заметный ляп допустил трубач, в самом патетическом оркестровом месте этой сцены выдавший на своём инструменте на фортиссимо звук явно «туалетного» характера (да простится мне такое сравнение). Именно из-за этих дефектов исполнения, а также из-за болезненного состояния голоса Гедды мы вряд ли когда-либо услышим запись этого спектакля на компакт-дисках. Хотя в том, что этот спектакль записывался «Мелодией», у меня лично нет никаких сомнений – аппаратная Большого, располагавшаяся справа от царской ложи, была буквально забита техниками, что было особенно заметно в антрактах, когда они из нее выходили. Что ж, пусть этот спектакль останется хотя бы в памяти тех, кто на нём присутствовал…

Отправить "Шедевры русской оперной музыки (часть IV) -  "Евгений Онегин"" в Google Отправить "Шедевры русской оперной музыки (часть IV) -  "Евгений Онегин"" в Facebook Отправить "Шедевры русской оперной музыки (часть IV) -  "Евгений Онегин"" в Twitter Отправить "Шедевры русской оперной музыки (часть IV) -  "Евгений Онегин"" в del.icio.us Отправить "Шедевры русской оперной музыки (часть IV) -  "Евгений Онегин"" в Digg Отправить "Шедевры русской оперной музыки (часть IV) -  "Евгений Онегин"" в StumbleUpon

Обновлено 30.08.2013 в 20:23 Дискограф

Категории
Без категории

Комментарии

  1. Аватар для Дима Иванов
    Спасибо, за хорошую подборку. В советские времена был снят ещё один малоизвестный фильм-опера "Евгений Онегин" Л. Сандлера с Гуляевым, Писаренко и Королёвой в главных партиях. К сожалению, это не полноценная экранизация, а только фрагменты из оперы. У Писаренко и Гуляева голоса плохо легли на запись и в них отчётливо слышался неприятный, резкий "стекольный" призвук. Зато у Королёва лёг идеально, "куда, куда" исполнено в любимой мной манере: задумчиво спокойно без слащавости. Арию "любви все возрасты покорны" Марк Решетин исполнил очень хорошо: густой благородный бас.
  2. Аватар для usman
    Еще в школьные годы литературный шедевр Пушкина является «объектом прохождения» программы по литературе, причем результатом этого «прохождения», как правило, является стойкая ненависть к самому первоисточнику, жеванному и пережеванному до степени набития неснимаемой оскомины. В чуть более старшем возрасте индивид начинает знакомиться и с музыкальным воплощением романа.
    Это "знакомство с музыкальным воплощением" ещё больше отдаляет его (индивида) от Пушкина, ибо в этой мелодраме окончательно погребены пушкинские характеры и характеристики. Тонкая ирония и взгляд "сверху" на персонажей — что для подобного оперного "мыла" по определению невозможно, да и с чувством юмора у Чайковского, похоже, было неважно — отсутствует, остаётся сентиментальная история, "лирические сцены"... В результате, Ленский, являющийся у Пушкина практически пародийной фигурой, становится главным объектом сочувствия, "пострадавшим из-за чистой и святой любви", Онегин становится оперным (чуть ли не опереточным) циником и злодеем, Татьяна (у Пушкина — в достаточной степени фантазёрка, начитавшаяся книжек "про любоф") становится у Чайковского носителем самой искренней и пламенной любви — совершенно как взрослая тётенька, и т.д. Самое грустное, что и сам пушкинский шедевр начинает восприниматься сквозь призму этого предельно психологически упрощённого и переакцентированного варианта...
  3. Аватар для Muzylo
    Почтеннейший шейх, вероятно, имеет в виду либретто оперы, а не музыку. В этом случае замечание справедливо - с некоторой скидкой на смягчающие обстоятельства в виде оперной эстетики 2й пол. XIX вв (неосентиментализм, в общем-то) и специфики самого жанра оперного либретто. Здесь отдельные прорывы в нечто большее, вроде "Золотого петушка" Бельского, выглядят скорее неожиданными исключениями на фоне махровой вампуки.
    Но музыка...
  4. Аватар для usman
    Цитата Сообщение от Muzylo
    Почтеннейший шейх, вероятно, имеет в виду либретто оперы, а не музыку. В этом случае замечание справедливо...
    Но музыка...
    Музыку обидеть не хотел . А вот за Пушкина обидно. Не примешивали бы сюда "Онегина", вообще, не трогали бы его... Назвали бы как-нибудь оперу — "Гензель и Гретель", скажем... И было бы всё замечательно.
  5. Аватар для Muzylo
    Дело в том, что в то время иной взгляд на тематику Онегина - усадьба, ностальгия, чуйвства и т.п. - был невозможен.
    И, возможно, Вы неточно выразились, говоря о том, что опера в сравнении с романом психологически упрощена. Как раз напротив, она психологизирована в сравнении с ним (имею в виду драматургическую установку в целом), и это исторически обусловлено. Опера обеднена в плане текстовой игры и спаянной с ней иронии (едва ли не главное в романе - как на наш постмодернистский взгляд), - но у музыкального театра в этой сфере довольно-таки ограниченные возможности, и эту ограниченность стали преодолевать много позже, в начале ХХ в.
  6. Аватар для Дискограф
    Цитата Сообщение от Дима Иванов
    Спасибо, за хорошую подборку. В советские времена был снят ещё один малоизвестный фильм-опера "Евгений Онегин" Л. Сандлера с Гуляевым, Писаренко и Королёвой в главных партиях. К сожалению, это не полноценная экранизация, а только фрагменты из оперы. У Писаренко и Гуляева голоса плохо легли на запись и в них отчётливо слышался неприятный, резкий "стекольный" призвук. Зато у Королёва лёг идеально, "куда, куда" исполнено в любимой мной манере: задумчиво спокойно без слащавости. Арию "любви все возрасты покорны" Марк Решетин исполнил очень хорошо: густой благородный бас.
    Дима, у Вас, как всегда, интересное дополнение. Вот только имеет место путаница с родАми. Вы кого имеете в виду? Поначалу я подумал, что речь о Глафире Королёвой, которая не без успеха исполняла партию Ольги в те далекие годы. Но потом оказалось, что Вы говорите о Денисе Королёве... Так все-таки кто пел в том фильме? Проясните ситуацию. Я этот фильм напрочь не помню....
  7. Аватар для Дискограф
    Цитата Сообщение от usman
    Музыку обидеть не хотел . А вот за Пушкина обидно. Не примешивали бы сюда "Онегина", вообще, не трогали бы его... Назвали бы как-нибудь оперу — "Гензель и Гретель", скажем... И было бы всё замечательно.
    Полностью солидарен в этом вопросе. Во всяком случае, опыты с "Мазепой" и "Пиковой дамой" получились куда более впечатляющими.
  8. Аватар для Muzylo
    Цитата Сообщение от Дискограф
    Полностью солидарен в этом вопросе. Во всяком случае, опыты с "Мазепой" и "Пиковой дамой" получились куда более впечатляющими.
    Я бы не решал этот вопрос так однозначно. Конечно, "Онегин" Шиловского и определенная им муз. драматургия - сентиментальная отжимка из Пушкина. Но музыка оперы не только глубоко психологична и характеристична, но и явно перекликается с тонусом пушкинского стиха - вплоть до очень тонко пойманного созвучия музыки, ритма и фонетики. Одна финальная сцена отказа Татьяны чего стоит!

    (Но, черт побери, как же ее портит это пресловутое "позор, тоска, о жалкий жребий мой!" )
  9. Аватар для Дискограф
    Сентиментальная отжимка в данном случае является синонимом скуки. Лично мне очень скучно слушать "Онегина". При несомненной красоте музыки опера получилась какая-то бесхребетная...
  10. Аватар для Muzylo
    Цитата Сообщение от Дискограф
    Сентиментальная отжимка в данном случае является синонимом скуки. Лично мне очень скучно слушать "Онегина". При несомненной красоте музыки опера получилась какая-то бесхребетная...
    Может быть, не слушать, а смотреть?
    Мне никогда не было скучно ее слушать А смотреть - да, ни разу до конца не досмотрел Правда, постановки были не ахти, да и состав...
  11. Аватар для Muzylo
    Цитата Сообщение от Дискограф
    Сентиментальная отжимка в данном случае является синонимом скуки. Лично мне очень скучно слушать "Онегина". При несомненной красоте музыки опера получилась какая-то бесхребетная...
    Может быть, не слушать, а смотреть?
    Мне никогда не было скучно ее слушать А смотреть - да, ни разу до конца не досмотрел Правда, постановки были не ахти, да и состав...
  12. Аватар для Юка+
    Цитата Сообщение от Дискограф
    Сентиментальная отжимка в данном случае является синонимом скуки. Лично мне очень скучно слушать "Онегина". При несомненной красоте музыки опера получилась какая-то бесхребетная...
    Наверное, это очень мужской взгляд...и ухо)))
    По-моему, опера "сверххребетная"!
  13. Аватар для Дискограф
    Цитата Сообщение от Muzylo
    Может быть, не слушать, а смотреть?
    И то, и другое. И мужское ухо здесь ни при чем. Просто таково индивидуальное восприятие.
    У кого-то есть дополнения к скромному списку исполнений, обозначенному в посте? Хотелось бы услышать мнения и суждения...
  14. Аватар для Дима Иванов
    Прошу прощения - в партии Ленского Денис Королёв. Это малоизвестный фильм.
  15. Аватар для Дима Иванов
    Вчера ещё посмотрел "Евгения Онегина" 1997 года из Буэнос-Айреса с Хворостовским, Галузиным и Печонкой. Хоть я и не большой поклонник Хворостовского, но то, как он исполнял Онегина в середине 90-х мне очень нравиться: брутальный, загадочный, спокойный и маслянистоголосый. Галузин, конечно, очень старался петь не своим голосом, пытался сделать голос светлым и моложавым, но вместо этого он получился у ватным и выбеленным. А Печёнка сидела в печёнках - вместо русского одна сплошная каша хуже чем у Флеминг.
  16. Аватар для Дискограф
    Галузин - Ленский?! Это был эксперимент над собой, любимым, или над ушами слушателей?
  17. Аватар для Muzylo
    Цитата Сообщение от Дима Иванов
    Вчера ещё посмотрел "Евгения Онегина" 1997 года из Буэнос-Айреса с Хворостовским, Галузиным и Печонкой. Хоть я и не большой поклонник Хворостовского, но то, как он исполнял Онегина в середине 90-х мне очень нравиться: брутальный, загадочный, спокойный и маслянистоголосый.
    Он не аристократичен. Вначале такое впечатление было после аудио, а потом посмотрел видео (не Буэнос-Айрес, а, кажется, Мариинка) - и впечатление подтвердилось. Он там больше похож на сериального мачо
  18. Аватар для Дима Иванов
    Ну, не сказать чтоб эксперимент - там ведь нет даже верхнего си, не то что до. Галузин довольно много пел Ленского в конце 90-х - начале 2000-х. В общем получился спившийся поэт у него - голос сипло звучал из-за того, что пел на максимально поднятой гортани.

Трекбэков

Яндекс.Метрика Rambler's Top100