RSS лента

Per aspera ad astra, или Нетленные "консервы"

Недооценённые "золотые" голоса (часть VIII) - Бруно Преведи

Рейтинг: 5.00. Голосов: 1.
              
...Имя этого певца было прекрасно известно любителям оперы по обе стороны Атлантики в середине 60-х годов прошлого века. Более того, на какой-то - правда, очень короткий - период времени его можно было считать лучшим тенором-спинто на европейских подмостках. Речь идёт о Бруно Преведи, певце, чьё имя ныне почти не упоминается, а сведения о его творческой биографии весьма отрывочны.

Преведи родился в 1928 году на севере Италии. Его родители трудились на земле. Семья жила бедно, и в конце концов глава семейства решил перебраться в большой город. Так малыш Преведи оказался в Милане. Здесь он начал посещать общеобразовательную школу. По сути, это было единственное законченное образование, которое он получил в жизни. О факте учебы в этой школе можно было бы не упоминать, если не принимать во внимание тот факт, что с ним за одной партой сидела девочка, которая стала первой и единственной любовью в его жизни. Но вначале никто не мог предугадать, что это будут отношения длиною в целую жизнь...

Учеником Бруно был не слишком прилежным, школьная наука давалась ему нелегко. Гораздо больше его привлекала техника. Время было тяжелое, военное, и умение что-то делать своими собственными руками давало надежду на то, что обладатель этих рук по крайней мере не умрет с голоду. На семейном совете было решено, что будущее Бруно должно быть связано с автомобилями, и он устроился на работу в FIAT, где начал овладевать профессией механика. Но, как это часто бывает, в дело вмешался Его Величество случай. Преведи обладал природной музыкальностью, что совершенно неудивительно, поскольку любовь к музыке и особенно к опере у итальянцев в крови. Он нередко напевал в полный голос, будучи за рулём. И однажды в этот момент его услышал знающий человек и посоветовал обратить внимание на собственный голос. Преведи поначалу не отнесся к этому серьезно, считая, что уже нашел свое место в жизни. Работа механиком на крупнейшем автомобильном заводе Италии его вполне устраивала. Она давала стабильный доход. К тому же вот-вот должна была состояться долгожданная свадьба, а это предполагало новые расходы. Тем не менее, невеста убедила его, что и из занятий вокалом можно будет извлечь какую-то пользу. В итоге Преведи начал посещать занятия в хоровом обществе, где его вокальные способности были замечены. Наконец, в 1955 году состоялось долгожданное бракосочетание, а десять месяцев спустя у четы Преведи родился сын, так и оставшийся единственным, но зато впоследствии подаривший обожавшим его родителям сразу семерых внуков.

Занятия в хоровом обществе не были регулярными, но все-таки они способствовали развитию голоса. Когда один из руководителей хора "Ла Скала" услышал голос Переведи, он порекомендовал ему серьезно учиться, так как он разглядел в нем задатки солиста. Решение оставить работу механика на заводе и посвятить себя опере далось Преведи очень нелегко. Это было весьма рискованно. Можно было потерять всё, не получив ничего. Поэтому до 1958 года Преведи продолжал совмещать обучение вокалу с обычной трудовой деятельностью. При этом систематического вокального образования он так и не получил. Все-таки в нем видели в лучшем случае солиста хора и готовили соответствующе. Но в 1958 году Преведи получил приглашение от второго миланского театра - "Нуово" - для участия в экспериментальной постановке "Паяцев" и дал своё согласие. Этот спектакль можно было бы спокойно позабыть, если не одно красноречивое обстоятельство: партию Тонио в нем исполнял Бруно Преведи, а партию Сильвио - Оттавио Гаравента. Уникальнейший случай, когда оба дебютанта, выступавшие в баритоновых партиях, в ближайшее время перешли на теноровый репертуар! Гаравента сделал неплохую карьеру в качестве россиниевского тенора, а Преведи...

Спектакль не имел большого успеха (видимо, исполнители партий Канио и Недды были неважнецкие), но голос Преведи заметили. Однако сам певец чувствовал, что ему неудобна баритоновая тесситура, и принял важное решение переучиться на тенора. Снова начались занятия с разными педагогами. И спустя год, в 1959-м, Преведи вновь вышел на сцену театра "Нуово", но уже в качестве тенора. Успех от этого выступления превзошел самые смелые ожидания. К певцу стали поступать первые серьезные предложения на выступления в заметных оперных театрах. И только в этот момент Преведи, наконец, решил оставить работу механика и полностью сосредоточиться на музыкальной карьере.

А карьера эта получилась очень сложной и противоречивой. Над певцом постоянно как бы довлел фатум, имеющий обличие двуликого Януса. Практически любой шаг вперед означал, что необходимо делать шаг назад или даже более. В итоге Преведи совершил путь вверх по лестнице, ведущей вниз. Показательно, что фактически его большая карьера оборвалась на пике, которого достигают немногие, после которого последовал резкий обвал и быстрое забвение. Но до этого пика надо было еще дойти...

В течение четырёх лет Преведи выступал в театрах Италии. Постепенно его узнала и полюбила публика Венеции, Рима, Неаполя. И любить было за что. Преведи обладал красивый тембром чисто итальянского плана, в меру знойным, но главным достоинством его было округлое звучание нот верхнего регистра. Певец в основном специализировался на партиях в операх Верди и Пуччини. Его успех не остался незамеченным, и в 1963 году он получил сразу два крайне лестных предложения. Его приглашали стать солистом "Ла Скала", а знаменитая фирма грамзаписи Decca предложила пятилетний эксклюзивный контракт. Казалось бы, певцу удалось ухватить за хвост птицу счастья. Но не всё было столь безоблачно.

Эти предложения были во многом вынужденными как со стороны театра, так и со стороны Decca. Лондонская фирма находилась в мучительном поиске. Она искала свое "теноровое лицо". Юсси Бьёрлинг, тесно работавший с ней, скончался в 1960 году. Франко Корелли удалось заманить только на запись "Фауста". К тому же великий тенор основную часть времени проводил за океаном, будучи солистом "Метрополитен-опера" с 1961 года. Карло Бергонци, с которым также был подписан эксклюзивный контракт, вспоминал годы действия этого контракта как полностью потерянные, поскольку фирма почти не занимала его в своих проектах. К тому же Бергонци также в основном выступал в США, а не в Европе. Боссы Decca решили утолить кадровый голод за счёт Преведи. Для начала ему предложили записать сольный альбом, который в итоге оказался единственным подобным реализованным проектом. Вроде бы начало было положено, но дальше начались действия, происходившие под "влиянием рынка". Составы исполнителей на записи утверждались с учётом "продаваемости имён". В результате во многих случаях находился кто-то более известный в среде меломанов, и именно ему, а не Преведи доставалось право участия в записи. А ведь именно Бруно Преведи изначально планировался для участия в двух записях Елены Сулиотис - "Сельской чести" и "Норме". Но в итоге в обеих операх спел Марио Дель Монако, который был оперным идолом того времени. И не беда, что голос великого тенора после автокатастрофы, мягко говоря, испортился. Зато имя Дель Монако сулило высокие продажи. Аналогично Преведи должен был записывать "Травиату" с Маазелем и "Паяцы" с Гарделли, но решением художественного совета в этих записях поучаствовали Арагаль и МакКрэкен соответственно. Это были очень болезненные щелчки по самолюбию певца. Decca все же записала с Преведи три оперы. Вопрос только в том, партии какого калибра ему пришлось записать в студии. Исмаил в "Набукко" и Макдуф в "Макбете" никогда не считались показательными для певцов первого положения. Самой значительной работой Преведи для Decca стала партия Язона в "Медее" Керубини. Хотя рядом с титульной героиней эта партия воспринимается как фон. К концу срока действия контракта руководство Decca разочаровалось в своем недавнем протеже и решило контракт не продлевать. Тем более, что на подходе было новое "теноровое лицо фирмы" - Лучано Паваротти. Именно с ним сердце Decca успокоилось на долгие годы...

Причины приглашения в "Ла Скала" были в принципе аналогичными. Хотя Корелли регулярно открывал сезоны в Милане, его основной сценой стал МЕТ. Бергонци слишком много гастролировал. Ди Стефано находился в упадке формы. И Преведи в такой ситуации стал своеобразной палочкой-выручалочкой, которую при случае можно было и попридержать. Такого рода придерживания начались почти сразу. Дебютом стала партия Дона Карлоса. А затем Преведи поручили готовить партию Дика Джонсона в "Девушке с Запада" с самого начала репетиционного процесса. Однако на последних репетициях стало очевидным, что певец выдыхается. И руководство "Ла Скала" немедленно приняло кардинальное решение: из-за океана был срочно вызван Франко Корелли, который без проблем спел первые четыре спектакля, а Преведи допевал за ним еще два, когда получил передышку и смог восстановить голосовые кондиции. Это произошло в самом начале 1964 года. Правда, осенью того же года случилась и обратная рокировка - Преведи заменил самого Корелли на гастролях в Москве, от которых великий тенор отказался, сославшись на переутомление.

В результате на тех гастролях Преведи принял на себя убойную партию Калафа в "Турандот", а также поучаствовал в двух спектаклях "Трубадура" и концерте солистов. Остается только удивляться, что Преведи справился с такой нагрузкой. Ведь тесситура партий Калафа и Манрико предполагает наличие крайних верхних нот, а они у Преведи были небеспроблемными.

Если говорить о рабочем диапазоне певца, то, по утверждению критиков, он ограничивался верхним си-бемолем. Из-за этого стретта Манрико всегда исполнялась в транспорте. Конечно, Преведи мог брать крайние верха, но качество звука при этом страдало. Во многом это объясняется отсутствием надежной певческой школы. Вокальные занятия Преведи вёл урывками и без какой-либо системы. К тому же его готовили как артиста хора. То есть он должен был уметь петь много, учить быстро, при этом качество нот переходного регистра не было главным. Если вспомнить, что певец переучивался на тенора, то станут понятны причины его вокальных трудностей.

Однако в Москве Преведи находился в оптимальных кондициях и сумел произвести на нашу публику благоприятное впечатление. Фирма "Мелодия" в 70-е годы издала две пластинки с фрагментами выступлений певца в Москве. На одной записаны номера из концерта солистов (Преведи представлен арией Макдуфа и ариозо Пинкертона, причем верхние ля и си-бемоль он берет очень красиво). На другой - отдельные сцены из "Турандот", включая арию из первого акта, сцену загадок и заключительный дуэт. Полностью запись "Турандот" издана не была, хотя она существует и была пару раз слышана мной на радио "Орфей". Так вот, на пластинке представлены наиболее удачные для певца моменты, так как Nessun dorma прозвучала не слишком впечатляюще. Тем не менее, выступление в Москве способствовало повышению реноме Преведи в оперном мире.

Следующим шагом к восхождению стало приглашение Преведи в "Метрополитен-опера". Он дебютировал там в 1965 году в партии Каварадосси в "Тоске". Публика приняла его благожелательно, но на фоне Корелли, Бергонци и местного любимца Такера он выделиться не смог. Поэтому основная карьера певца продолжалась в Италии, где его положение в течение двух-трех лет было исключительным. Он был признан лучшим тенором-спинто на тот момент. Однако чувствовалось, что здесь действовал принцип "на безрыбье и рак - карась". Пока его основные прямые конкуренты подвизались в Штатах, Преведи освоил не только сцены Италии, но и "Ковент-Гарден", и Парижскую оперу. В те годы ему везде сопутствовал успех.

Переломным для Преведи стал 1968 год. Первым звонком стало прекращение контракта с "Метрополитен-опера" после трехгодичного сотрудничества. Затем и Decca завершила свои отношения с певцом, напоследок все-таки записав его в "Медее". Однако реноме Преведи в Италии продолжало оставаться на тот момент высоким. Его для своих радиотрансляций стала ангажировать RAI. И именно в 1968 году Преведи поучаствовал в самой своей удачной радиопостановке - вердиевском "Эрнани", где под руководством Джанандреа Гавадзени был собран великолепный состав солистов: Кабалье, Христов и Глоссоп. Преведи не потерялся в столь именитой компании. Его исполнение титульной партии оказалось чрезвычайно удачным. И коммерческий успех продаж пластинок с записью этого исполнения только подтвердил данный факт.

А впереди у Преведи было еще одно событие, которое по всем формальным признакам означало причисление его к певческой элите. Событием этим было участие в открытии сезона театра "Ла Скала". В течение шести лет подряд (с 1960 по 1965 годы) сезоны открывал Франко Корелли в "операх тенора". В 1966 году на открытии была дана "опера сопрано" - "Набукко" с Еленой Сулиотис. Следующий сезон открыла "Лючия" с участием Скотто и Джанни Раймонди. А в 1968 году ставка была сделана на спектакль, в котором каждый из шести основных солистов мог считать себя главным, в том числе и тенор, исполнявший титульную партию. Сезон 1968-69 годов открывался оперой Верди "Дон Карлос".

К счастью, этот спектакль открытия сезона в итальянской оперной Мекке записан и широко известен в изданиях различных фирм. Я уже неоднократно давал свою оценку этому исполнению. Могу лишь повторить, что, на мой взгляд, Преведи уступал по уровню вокала выступавшим в том спектакле Гяурову, Каппуччилли и Коссотто, но в целом спел свою не самую благодарную партию качественно. А сам факт приглашения на открытие сезона и исполнение столь ответственной партии означал признание звездного статуса артиста. Мог ли кто-нибудь подумать тогда, что это была фактически последняя вспышка этой звезды?! Но именно так и случилось. За открытием сезона последовали еще два спектакля "Дон Карлоса", и 15 декабря 1968 года, в воскресенье, Преведи в последний раз вышел на подмостки прославленного театра в дневном исполнении этой оперы. Карьера певца продолжалась еще 14 лет, но в "Ла Скала" Преведи больше не выступал ни разу. Сотрудничество было прекращено окончательно и бесповоротно...

Музыкальные критики в один голос заявляют, что в то время голос певца начал деградировать прежде всего по части тембра. Честно говоря, я не ощущаю сильной деградации ни в этом спектакле открытия сезона, ни в записи "Дон Карлоса", сделанной со сцены Римской оперы месяцем позже. Мне даже кажется, что на римском представлении голос Преведи звучит более округло и приятно на слух, чем в Милане. Тем не менее, вскоре и Римская опера прекратила сотрудничество с певцом.

Для Преведи настали нелегкие времена. Фактически из звезды международного уровня он перешёл на положение рядового исполнителя ведущих партий. Главные оперные центры Италии (Милан, Рим, Неаполь) уже не интересовались его услугами. Наиболее известной площадкой, на которой он выступал в последующие годы, можно считать венецианский "Ла Фениче". К счастью для артиста, у него сохранились достаточно тесные контакты с RAI, в проектах которой он многократно выступал вплоть до 1975 года (его последней крупной работой стала радиотрансляция раритетной оперы Бойто "Нерон", в которой участвовали также Илва Лигабуэ и Агостино Феррин).

Нельзя сказать, что Преведи сидел сложа руки и не пытался выправить свою карьеру. Напротив, он пытался освоить новые оперные горизонты в театрах Германии. В 1970 году он предпринял попытку расширить свой репертуар за счет немецкой оперы и выступил в партии Флорестана в бетховенском "Фиделио". В некотором роде это было сродни маленькому подвигу. Дело в том, что Преведи не владел никакими иностранными языками. Сказывался общий уровень его образования. Поэтому экскурс в немецкую оперу оказался единичным и не имел никакого продолжения.

Постепенно приглашений на выступления становилось все меньше, а качество голоса не улучшалось. Певец стал принимать предложения на выступления в столь экзотических театрах, как Йоханнесбург и Каракас. Но все чаще его посещали мысли о завершении карьеры. Тем не менее, он все еще пользовался уважением со стороны импресарио и коллег. В 1981 году он участвовал в исполнении "Нормы" в ансамбле с Кристиной Дойтеком и Агнес Бальтса. А в 1982 году Монтсеррат Кабалье пригласила его для исполнения партии Поллиона в свое турне, которым она прощалась со сценическим исполнением партии Нормы.

По иронии судьбы это турне стало завершающим и в карьере Бруно Преведи. Для него настало время тихой семейной жизни в кругу многочисленных внуков, к которой он по существу стремился долгие годы. Однако семейная идиллия длилась всего четыре года. В конце 1986 года у Преведи был диагностирован рак желудка, причем супруга некоторое время держала это в тайне от мужа. Болезнь очень быстро прогрессировала. Потребовалась операция, которая была сделана в самом конце 1987 года. Однако после нее Преведи так и не вышел из коматозного состояния и скончался в январе 1988 года в Милане. Ему не исполнилось и 60 лет...

Отправить "Недооценённые "золотые" голоса (часть VIII) - Бруно Преведи" в Google Отправить "Недооценённые "золотые" голоса (часть VIII) - Бруно Преведи" в Facebook Отправить "Недооценённые "золотые" голоса (часть VIII) - Бруно Преведи" в Twitter Отправить "Недооценённые "золотые" голоса (часть VIII) - Бруно Преведи" в del.icio.us Отправить "Недооценённые "золотые" голоса (часть VIII) - Бруно Преведи" в Digg Отправить "Недооценённые "золотые" голоса (часть VIII) - Бруно Преведи" в StumbleUpon

Обновлено 01.01.2016 в 09:33 Дискограф

Категории
Без категории

Комментарии

Трекбэков

Яндекс.Метрика Rambler's Top100