Страница 5 из 7 ПерваяПервая ... 456 ... ПоследняяПоследняя
Показано с 41 по 50 из 63

Тема: Мастера короткого рассказа

              
  1. #41
    Пафос и бред (с) Зюсьман Аватар для шерлок
    Регистрация
    02.09.2010
    Адрес
    Отчалил в тамбовские леса
    Сообщений
    3,133

    По умолчанию Re: Мастера короткого рассказа

    Михаил Зощенко.

    СЕРЕНАДА

    Вот интересно. Подрались два человека. Схватились два человека, и слабый человек, то есть совершенно ослабевший, золотушный парнишка заколотил сильного.
    Прямо даже верить неохота. То есть, как это слабый парень может, товарищи, нарушить все основные физические и химические законы? Чего он, сжулил? Или он перехитрил того?
    Нет! Просто у него личность преобладала. Или я так скажу: мужество. И он через это забил своего врага.
    И подрались, я говорю, два человека. Водолаз, товарищ Филиппов. Огромный такой мужчина с буденовскими усами. И другой парнишка, вузовец, студент. Такой довольно грамотный полуинтеллигентный студентик. Между прочим, однофамилец нашего знаменитого советского романиста Малашкина.
    А водолаз Филиппов, я говорю, был очень даже здоровый тип. В водолазном деле слабых, конечно, не употребляют, но это был ужасно какой здоровый дьявол.
    А студент был, конечно, мелковатый, непрочный субъект. И он красотой особой не отличался. Чего-то у него завсегда было на физиономии. Или золотуха. Я не знаю.
    Вот они и подрались.
    А только надо сказать, промежду них не было классовой борьбы. И тоже не наблюдалось идеологического расхождения. Они оба-два были совершенно пролетарского происхождения. А просто они, скажем грубо, не поделили между собой бабу! Это ж прямо анекдот.
    Такая была Шурочка. Так, ничего себе. Ротик, носик - это все есть. Но особенно такого сверхъестественного в ней не наблюдалось.
    А водолаз, товарищ Филиппов, был в нее сильно влюбившись. На двенадцатом году революции.
    А она с ним немножко погуляла и перекинулась на сторону полуинтеллигенции. Она на Малашкина кинулась. Может, он ей разговорчивей показался. Или у него руки были чище. Я не знаю. Только она действительно отошла к нему.
    А тот, знаете, и сам не рад своему счастью. Потому, глядит, очень ужасный у него противник. Однако виду не показывает. Ходит довольно открыто и водит свою мадам в разные места.
    А водолаз, конечно, его задевает. Прямо не дает ему дыхнуть.
    Называет его разными хамскими именами. В грудь пихает. Пихнет и говорит:
    - А ну, выходи на серенаду! Сейчас я тебе башку отвинчу.
    Ну, конечное дело, студент терпит. Отходит. А раз однажды стоят ребята во дворе дома. Тут все правление. Члены. Контрольная комиссия. Водолаз тоже сбоку стоит. И вдруг идет по двору Костя Малашкин со своей Шурочкой. А водолаз нарочно громко говорит контрольной комиссии:
    - На морде, говорит, проказа, а между прочим, барышень до самых дверей провожает.
    Тогда студент провожает свою даму и возвращается назад.
    Он возвращается назад, подходит до компании и ударяет товарища водолаза по морде. Водолаз, конечно, удивляется такому нахальству - и хлоп, в свою очередь, студента. Студент брык наземь. Водолаз к нему подбегает - и хлоп его обратно по брюху и по разным важным местам.
    Тут, конечно, контрольная комиссия оттеснила водолаза от студента. Поставили того на ноги. Натерли его слабую грудку снегом и отвели домой.
    Тот ничего, отдышался и вечером вышел подышать свежей прохладой.
    Он вышел подышать прохладой и на обратном пути встречает водолаза. И тогда он снова быстрым темпом ходит до водолаза и обратно бьет его в морду.
    Только на этот раз не было контрольной комиссии, и водолаз товарищ Филиппов порядочно отутюжил нашего студента. Так что пришлось его на шинельке домой относить.
    Только проходит, может, полторы недели. Студент совершенно поправляется, встает на ножки и идет на домовое собрание.
    Он идет на домовое собрание и там обратно встречает водолаза.
    Водолаз хочет его не увидеть, а тот подходит до него вплотную и снова ударяет его по зубам.
    Тут снова происходит безобразная сцена. Студента кидают, вращают по полу и бьют по всем местам. И снова уносят на шинельке.
    Только на этот раз дело оказалось серьезней. У студента, как говорится, стали отниматься ноги.
    А дело было к весне. Запевали птички, и настурции цвели. И наш голубчик-студент после этой битвы ежедневно сидел у раскрытого окна - отдыхал. И водолаз завсегда отворачивался и проходил мимо. А когда к водолазу подходил народ, даже хотя бы с контрольной комиссии, он ужасно сильно вздрагивал и башку назад откидывал, будто его бить собирались.
    Через недели две студент, поправившись, еще три раза бил водолаза и два раза получил сдачи, хотя не так чувствительно.
    А в третий и в последний раз водолаз сдачи не дал. Он только потер побитую личность и говорит:
    - Я, говорит, перед вами сдаюсь. Я, говорит, через вас, товарищ Костя Малашкин, совершенно извелся и форменно до ручки дошел. Сердечная просьба - не бить меня больше.
    Тут они полюбовались друг другом и разошлись.
    Студент вскоре расстался со своей Шурочкой. А водолаз уехал на Черное море нырять за "Черным принцем".
    На этом дело и кончилось.
    Так что сила - силой, а против силы имеется еще одно явление.
    Кто-то это называет кармой, а это высшее правосудие! (с)

  • #42
    пылающую голову рассвет Аватар для tenzing
    Регистрация
    15.09.2013
    Сообщений
    9,314
    Записей в дневнике
    3

    По умолчанию Re: Мастера короткого рассказа

    А.П.Чехов

    ВВЕРХ ПО ЛЕСТНИЦЕ


    Провинциальный советник Долбоносов, будучи однажды по делам службы в Питере, попал случайно на вечер к князю Фингалову. На этом вечере он, между прочим, к великому своему удивлению, встретил студента-юриста Щепоткина, бывшего лет пять тому назад репетитором его детей. Знакомых у него на вечере не было, и он от скуки подошел к Щепоткину.
    — Вы это... тово... как же сюда попали? — спросил он, зевая в кулак.
    — Так же, как и вы...
    — То есть, положим, не так, как я... — нахмурился Долбоносов, оглядывая Щепоткина. — Гм... тово... дела ваши как?
    — Так себе... Кончил курс в университете и служу чиновником особых поручений при Подоконникове...
    — Да? Это на первых порах недурно... Но... ээ... простите за нескромный вопрос, сколько дает вам ваша должность?
    — Восемьсот рублей...
    — Пф!.. На табак не хватит... — пробормотал Долбоносов, опять впадая в снисходительно-покровительственный тон.
    — Конечно, для безбедного прожития в Петербурге этого недостаточно, но кроме того ведь я состою секретарем в правлении Угаро-Дебоширской железной дороги... Это дает мне полторы тысячи...
    — Дааа, в таком случае, конечно... — перебил Долбоносов, причем по лицу его разлилось нечто вроде сияния. — Кстати, милейший мой, каким образом вы познакомились с хозяином этого дома?
    — Очень просто, — равнодушно отвечал Щепоткин. — Я встретился с ним у статс-секретаря Лодкина...
    — Вы... бываете у Лодкина? — вытаращил глаза Долбоносов...
    — Очень часто... Я женат на его племяннице...
    — На пле-мян-ни-це? Гм... Скажите... Я, знаете ли... тово... всегда желал вам... пророчил блестящую будущность, высокоуважаемый Иван Петрович...
    — Петр Иваныч...
    — То есть, Петр Иваныч... А я, знаете ли, гляжу сейчас и вижу — что-то лицо знакомое... В одну секунду узнал... Дай, думаю, позову его к себе отобедать... Хе-хе... Старику-то, думаю, небось не откажет! Отель «Европа», № 33... от часу до шести...
    Sturm und Drang !

  • #43
    Старожил Аватар для Huchting
    Регистрация
    05.01.2016
    Сообщений
    1,425
    Записей в дневнике
    2

    По умолчанию Re: Мастера короткого рассказа

    О. Генри выиграл конкурс на самый короткий рассказ, который имеет все составляющие традиционного рассказа — завязку, кульминацию и развязку:
    «Шофер закурил и нагнулся над бензобаком, посмотреть много ли осталось бензина. Покойнику было двадцать три года».

    Однажды Хемингуэй заключил спор, что напишет рассказ, состоящий всего из 4 слов, способный растрогать любого читателя. Писателю удалось выиграть спор:
    «Продаются детские ботиночки. Неношенные». («For sale: baby shoes, never used»).
    Последний раз редактировалось Huchting; 01.03.2016 в 00:03.
    Давайте жить, во всем друг другу потакая, тем более, что жизнь короткая такая... ©

  • #44
    Пафос и бред (с) Зюсьман Аватар для шерлок
    Регистрация
    02.09.2010
    Адрес
    Отчалил в тамбовские леса
    Сообщений
    3,133

    По умолчанию Re: Мастера короткого рассказа

    Брут Копейкин*

    На проходной офисного центра ничего не предвещало бури. Начало рабочего дня. Капслужащие спешно , суетясь , а кто и с горячим кофе проскакивали через турникеты. Ровно в 9.30 из припарковавшегося лимузина вышел седовласый статный мужчина в дорогом английском костюме. Степенно и раскланиваясь со встречными, знакомыми будто он в фойе театра, а не в деловом центре, направился к главному входу и далее через турникеты к лифтам. В этом пространстве между лифтами, какая-то барышня в яро-голубом платье на шпильках и с рыжей копной на голове, вдруг резким движением повернулась к Цезарю Львовичу и со словами : " Так не доставайся ж ты никому!" стала хаотично наносить удары пластиковым ножом для колки льда. Охрана повалила их наземь и вырвала орудие из рук экзальтированной дамочки...однако, съехавший с её головы парик обнажил залысины и оказалось , что это , вообще-то, половозрелый мужик...
    Цезарь Львович, охая присел на мраморный пол , разорвал рубаху и расстегнул поврежденный , аж (!) в тринадцати местах жилет-кольчугу и устало улыбаясь сказал : " Спрашивал же я родителей, зачем вы меня так назвали? А мама всё - Кюи..да Кюи - сынок ты станешь композитором! Слава Богу, что я закончил исторический.. Ну куда теперь этот костюм сгодится?"
    А потом , так лениво охране : " Ладно, ладно отпустите этого маньяка и дайте ему хорошенького пинка под зад!"

    Прошёл год, дело было замято, а бывший курьер Копейкин Брут Дормидонтович , как поговаривали, сменил пол и стал звездой ночного шоу -"Ваш брутальный покемон."

    Продолжение следует...

    * "уж мартовские иды на дворе" (с)
    Последний раз редактировалось шерлок; 16.03.2016 в 14:14.
    Кто-то это называет кармой, а это высшее правосудие! (с)

  • #45
    Fiddler оn thе rооf Аватар для murom
    Регистрация
    04.05.2007
    Адрес
    Сидней, Австралия
    Возраст
    64
    Сообщений
    19,046
    Записей в дневнике
    104

    По умолчанию Re: Мастера короткого рассказа

    Цитата Сообщение от Huchting Посмотреть сообщение
    Однажды Хемингуэй заключил спор, что напишет рассказ, состоящий всего из 4 слов, способный растрогать любого читателя. Писателю удалось выиграть спор:
    «Продаются детские ботиночки. Неношенные». («For sale: baby shoes, never used»).
    6 слов, однако.

  • #46
    Старожил Аватар для Huchting
    Регистрация
    05.01.2016
    Сообщений
    1,425
    Записей в дневнике
    2

    По умолчанию Re: Мастера короткого рассказа

    Цитата Сообщение от murom Посмотреть сообщение
    6 слов, однако.
    В оригинале - 6, в переводе - 4... Вообще, если придираться, то термин - ботиночки неношеные - можно понять и как новые, неодеванные... Но английское - never used - более правильное, так как показывает - куплены, но не пригодились...ИМХО...
    Давайте жить, во всем друг другу потакая, тем более, что жизнь короткая такая... ©

  • #47
    пылающую голову рассвет Аватар для tenzing
    Регистрация
    15.09.2013
    Сообщений
    9,314
    Записей в дневнике
    3

    По умолчанию Re: Мастера короткого рассказа

    Владимир Орлов

    РЫБА И ДРУГИЕ

    (отрывок)

    Вера Капелька, благодаря еще одному из обитателей нашей общаги, вошла в неофициальную историю родного [исторического] факультета.
    Обитателя этого звали Юлик Конопацкий, и к четвертому курсу он под благотворным влиянием соседей по комнате из старательного студента, смотревшего на преподавателей, ловя ртом мух, превратился в свою противоположность и частенько, устроившись на самой галерке аудиторного амфитеатра, прямо на лекции потягивал через соломинку бутылку - а то и две - неколлекционного вина.
    В той знаменитой комнате, где я проиграл в карты левую туфлю, которую потом выкупал за полстипендии, правил бал Витя Кишко. Очень даже возможно, что он был потомком могучего рода белорусских магнатов Кишко, которые прославились как королевские кухмистры, гетманы, дипломаты и меценаты.
    Витя был щедро одарен иными способностями. Брошенная кем-то кличка Магнат от него сразу же и отлипла. И причина, видимо, скрывалась не только в том, что Витя переиначил фамилию рода на французский манер.
    В то время у нас на историческом факультете начал выходить самиздатовский литературный альманах "Милавица". Один из будущих светочей отечественной археологии поместил в первом номере стихотворение:

    От дней седых годины той былой,
    Из мест египетских, с долины Нила
    Дошли до нас преданья о чернилах,
    Что еще пили чаркою малОй.

    Это было сказано не о Кишко.
    Промотав за пару дней до копейки тогдашнюю тридцатирублевую стипендию, Витя еще день лежал на кровати, уставившись в пыльный потолок с паутиной по углам, и исподволь прислушивался к своему 90-килограммовому естеству. Оно же всё сильней и сильней требовало пожрать. Витя спускал с кровати ноги, набрасывал белую нейлоновую рубашку, обувал черные лаковые туфли, повязывал выигранный в карты галстук и с голодным блеском в глазах бродил по общаге, прося сала. "Пойдет и желтое", - скромно говорил отпрыск магнатского рода.
    В нашей комнате Витю угостили кусочком сала с прилипшим обрывком газеты, на котором довольно явственно проступал портрет Л.И. Брежнева. Потомок королевских кухмистров положил сало с портретом на хлебную краюху и, не соскребая генсека, с достоинством прожевал, однако вместо спасибо пообещал, что в следующий раз всех заложит и нам пришьют политику.
    Взяв шефство над Конопацким, Витя Кишко так воспитал ученика, что у него бы сам мог поучиться - если не в чернильных подвигах, где существовал паритет, то, по крайней мере, в картах, так как Юлику удалось выиграть у Кишко обе пары его брюк. Отыграв одни брюки, Витя затаился и ждал дня мести.
    День этот совпал с днем стипендии, когда Юлик вернулся в общагу около полуночи, заметно не добрав нормы.
    - Есть бухнуть? - спросил он Витю Кишко.
    - Имеется, - настороженно ответил тот.
    Юлик вытащил из кармана измятые деньги.
    - Да спрячь ты свой мусор, - с достоинством средневековых предков проговорил Витя и выставил свои условия:
    - Пробежишь голым до женского душа и обратно - ставлю три фугаса.
    - Не свистишь?
    - Гадом буду! - Кишко оскорбленно ударил себя кулаком в грудь.
    Юлик не колебался, однако попросил разрешения прикрыться полотенцем. Общажное полотенце было немногим больше фигового листка, прикрыться им можно было только с одной стороны, и Витя милостиво согласился. Конопацкий, очевидно, рассчитывал на то, что уже поздно и по коридору второго этажа до женского душа можно промчаться в одиночестве. Он снял рубашку и штаны и, оставшись в плавках, приказал Вите продемонстрировать вино. Тот выставил на стол три темно-зеленых фугаса "Агдама".
    Юлик стащил плавки и примерил полотенце, которое, чтобы обвить вокруг мощных его бедер , нужно было удлинить раза в три.
    - Погоди, - благожелательно остановил его Кишко, когда Конопацкий уже взялся за дверную ручку. - Глотни для вдохновенья. - Он подал Юлику один из фугасов.
    Пока Юлик отдирал полиэтиленовую пробку и глотал вино, коварный Витя вихрем пролетел по коридору, стуча в каждую дверь и сообщая, что прямо сейчас Конопацкий голым побежит в женский душ.
    Когда Юлик, держа перед собой полотенце, шагнул в коридор, тот был полон. Подтягивался народ и с других этажей. К чести Конопацкого, он не растерялся. Набрав полную грудь, он набычился и с диким ревом: "Ну, кенты, … , держите меня!" ринулся вперед.
    А случилось так, что в душевой, куда под улюлюканье зрителей с скоростью торпеды мчался Юлик, как раз мылась упомянутая ранее Вера Капелька. Точнее, не мылась, а уже надевала на свои распаренные прелести махровый халатик, чтобы открыть дверь как раз в тот момент, когда к ней на полном ходу, обронив по дороге спасительное полотенце, подлетал любитель "Агдама".
    В следующее мгновение общага услышала отчаянное Верино верещание. Сказать Юлику, что она будет принадлежать только своему мужу, Капелька уже не успела: закатив пожелтевшие от ужаса глаза, она тихо съехала по стене на грязный линолеум.
    Удивительно, но после отважного забега Конопацкого из общаги не выселили. Его спасла добытая через любовницу-медсестру справка о том, что во время сессии он переутомился и временно тронулся рассудком.
    Вообще забег пошел Юлику на пользу. На последнем курсе ему удалось уменьшить дозу и он женился на дочери проректора политехнического института. В результате стал аспирантом, что-то там защитил и вскоре предстал перед нами в ипостаси респектабельного преподавателя научного коммунизма в тестевом вузе. Однажды, когда сентиментальность в очередной раз занесла меня в стены аlma matеr, в коридоре я встретил Юлика в синем с искоркой костюме-тройке. Глянув на его кожаный дипломат на замках с шифром, я про себя отметил, что туда можно легко всунуть фугасов шесть "Агдама". Мой безобидный вопрос о том, когда, согласно его науке, мы построим светлое будущее человечества, Юлику настолько не понравился, что я сформулировал следующее: пробежался бы он в чем мать родила по нашему пятом истфаковскому этажу от женской до мужской уборной за ящик коньяка?
    - Да пошел ты на ... - негромко отрезал преподаватель научного коммунизма ...
    Сейчас мне кажется, что забег в голом виде до женского душа - необходимый этап в карьере любого преподавателя научного коммунизма. Такие подвиги не проходят зря.
    Последний раз редактировалось tenzing; 24.03.2016 в 06:29.
    Sturm und Drang !

  • #48
    пылающую голову рассвет Аватар для tenzing
    Регистрация
    15.09.2013
    Сообщений
    9,314
    Записей в дневнике
    3

    По умолчанию Re: Мастера короткого рассказа

    Джонатан Свифт

    Путешествия Лемюэля Гулливера
    -часть 3 "ПУТЕШЕСТВИЕ В ЛАПУТУ, БАЛЬНИБАРБИ, ЛАГГНЕГГ, ГЛАББДОБДРИБ И ЯПОНИЮ"

    (отрывок)

    Однажды, когда я находился в избранном обществе, мне был задан вопрос: видел ли я кого-нибудь из струльдбругов, или бессмертных? Я отвечал отрицательно и попросил объяснить мне, что может означать это слово в приложении к смертным существам. Мой собеседник сказал мне, что время от времени, впрочем, очень редко, у кого-нибудь из лаггнежцев рождается ребенок с круглым красным пятнышком на лбу, как раз над левой бровью; это служит верным признаком, что такой ребенок никогда не умрет. Пятнышко, как он описал его, имеет сначала величину серебряной монеты в три пенса, но с течением времени разрастается и меняет свой цвет; в двадцать лет оно делается зеленым и остается таким до двадцати пяти, затем цвет его переходит в темно-синий; в сорок пять лет пятно становится черным, как уголь, и увеличивается до размеров английского шиллинга, после чего не подвергается дальнейшим изменениям.

    Дети с пятнышком рождаются, впрочем, так редко, что, по мнению моего собеседника, во всем королевстве не наберется больше тысячи ста струльдбругов обоего пола; до пятидесяти человек живет в столице, и среди них есть девочка, родившаяся около трех лет тому назад. Рождение таких детей не составляет принадлежности определенных семей, но является чистой случайностью, так что даже дети струльдбругов смертны, как и все люди. Признаюсь откровенно, этот рассказ привел меня в неописуемый восторг; и так как мой собеседник понимал язык бальнибарби, на котором я очень хорошо говорил, то я не мог сдержать свои чувства, выразив их, быть может, чересчур пылко. В восхищении я воскликнул: "Счастливая нация, где каждый рождающийся ребенок имеет шанс стать бессмертным! Счастливый народ, имеющий столько живых примеров добродетелей предков и стольких наставников, способных научить мудрости, добытой опытом всех прежних поколений! Но стократ счастливы несравненные струльдбруги, самой природой изъятые от подчинения общему бедствию человеческого рода, а потому обладающие умами, независимыми и свободными от подавленности и угнетенности, причиняемыми постоянным страхом смерти!" Я выразил удивление, что не встретил при дворе ни одного из этих славных бессмертных; черное пятно на лбу - настолько бросающаяся в глаза примета, что я не мог бы не обратить на нее внимания; между тем невозможно допустить, чтобы его величество, рассудительнейший монарх, не окружил себя столь мудрыми и опытными советниками. Разве что добродетель этих почтенных мудрецов слишком сурова для испорченных и распущенных придворных нравов; ведь мы часто познаем на опыте, с каким упрямством и легкомыслием молодежь не хочет слушаться трезвых советов старших. Как бы то ни было, если его величество соизволило предоставить мне свободный доступ к его особе, я воспользуюсь первым удобным случаем и при помощи переводчика подробно и свободно выскажу ему мое мнение по этому поводу. Однако, угодно ли ему будет последовать моему совету или нет, сам я, во всяком случае, с глубочайшей благодарностью приму неоднократно высказанное его величеством милостивое предложение поселиться в его государстве и проведу всю свою жизнь в беседах со струльдбругами, этими высшими существами, если только им угодно будет допустить меня в свое общество.

    Человек, к которому я обратился с этой речью, потому что (как я уже заметил) он говорил на бальнибарбийском языке, взглянув на меня с той улыбкой, какая обычно вызывается жалостью к простаку, сказал, что он рад всякому предлогу удержать меня в стране и просит моего позволения перевести всем присутствующим то, что мной было только что сказано. Закончив свой перевод, он в течение некоторого времени разговаривал с ними на местном языке, которого я совершенно не понимал; точно так же я не мог догадаться по выражению их лиц, какое впечатление произвела на них моя речь. После непродолжительного молчания мой собеседник сказал мне, что его и мои друзья (так он счел удобным выразиться) восхищены моими тонкими замечаниями по поводу великого счастья и преимуществ бессмертной жизни и что они очень желали бы знать, какой образ жизни я избрал бы себе, если бы волей судьбы я родился струльдбругом.

    Я отвечал, что нетрудно быть красноречивым на столь богатую и увлекательную тему, особенно мне, так часто тешившему себя мечтами о том, как бы я устроил свою жизнь, если бы был королем, генералом или видным сановником; что же касается бессмертия, то я нередко до мелочей обдумывал, как бы я распорядился собой и проводил время, если бы обладал уверенностью, что буду жить вечно.

    Итак, если бы мне суждено было родиться на свет струльдбругом, то, едва только научившись различать между жизнью и смертью и познав, таким образом, мое счастье, я бы прежде всего решил всеми способами и средствами добыть себе богатство. Преследуя эту цель при помощи бережливости и умеренности, я с полным основанием мог бы рассчитывать лет через двести стать первым богачом в королевстве. Далее, с самой ранней юности я предался бы изучению наук и искусств и таким образом со временем затмил бы всех своей ученостью. Наконец, я вел бы тщательную летопись всех выдающихся общественных событий и беспристрастно зарисовывал бы характеры сменяющих друг друга монархов и выдающихся государственных деятелей, сопровождая эти записи своими размышлениями и наблюдениями. Я бы аккуратно заносил в эту летопись все изменения в обычаях, в языке, в покрое одежды, в пище и в развлечениях. Благодаря своим знаниям и наблюдениям я стал бы живым кладезем премудрости и настоящим оракулом своего народа.

    После шестидесяти лет я перестал бы мечтать о женитьбе, но был бы гостеприимен, оставаясь по-прежнему бережливым. Я занялся бы формированием умов подающих надежды юношей, убеждая их на основании моих воспоминаний, опыта и наблюдений, подкрепленных бесчисленными примерами, сколь полезна добродетель в общественной и личной жизни. Но самыми лучшими и постоянными моими друзьями и собеседниками были бы мои собратья по бессмертию, между которыми я бы избрал человек двенадцать, начиная от самых глубоких стариков и кончая своими сверстниками. Если бы между ними оказались нуждающиеся, я отвел бы им удобные жилища вокруг моего поместья и всегда приглашал бы некоторых из них к своему столу, присоединяя к ним небольшое число наиболее выдающихся смертных; с течением времени я привык бы относиться равнодушно к смерти друзей и не без удовольствия смотрел бы на их потомков, вроде того как мы любуемся ежегодной сменой гвоздик и тюльпанов в нашем саду, нисколько не сокрушаясь о тех, что увяли в прошлое лето. Мы, струльдбруги, будем обмениваться друг с другом собранными нами в течение веков наблюдениями и воспоминаниями, отмечать все степени проникновения в мир разврата и бороться с ним на каждом шагу нашими предостережениями и наставлениями, каковые, в соединении с могущественным влиянием нашего личного примера, может быть, предотвратят непрестанное вырождение человечества, вызывавшее испокон веков столь справедливые сокрушения.

    Ко всему этому прибавьте удовольствие быть свидетелем различных переворотов в державах и империях, удовольствие видеть перемены во всех слоях общества от высших до низших; древние города в развалинах; безвестные деревушки, ставшие резиденцией королей; знаменитые реки, высохшие в ручейки; океан, обнажающий один берег и наводняющий другой; открытие многих неизвестных еще стран; погружение в варварство культурнейших народов и приобщение к культуре народов самых варварских. Я был бы, вероятно, свидетелем многих великих открытий, например, непрерывного движения, универсального лекарства и определения долготы. Каких только чудесных открытий мы не сделали бы тогда в астрономии, обладая возможностью самолично проверять правильность наших собственных предсказаний, наблюдать появление и возвращение комет и все перемены в движениях солнца, луны и звезд!

    Я распространился также на множество других тем, которые в изобилии были доставлены мне естественным желанием бесконечной жизни и подлунного счастия. Когда я кончил и содержание моей речи было переведено тем из присутствующих, которые не понимали ее, лаггнежцы начали оживленно разговаривать между собой на местном языке, по временам с насмешкой поглядывая на меня. Наконец господин, служивший мне переводчиком, сказал, что все просят его вывести меня из заблуждений, в которые я впал вследствие слабоумия, свойственного человеческой природе вообще, что до некоторой степени извиняет меня; тем более что порода струльдбругов составляет исключительную особенность их страны, ибо подобных людей нельзя встретить ни в Бальнибарби, ни в Японии, где он имел честь быть посланником его величества и где к его рассказу о существовании этого замечательного явления отнеслись с большим недоверием; да и мое удивление, когда он в первый раз упомянул мне о бессмертных, ясно свидетельствует, насколько новым был для меня этот факт и с каким трудом я верил своим ушам. Во время своего пребывания в обоих названных королевствах он вел долгие беседы с местными жителями и сделал наблюдение, что долголетие является общим желанием, заветнейшей мечтой всех людей, и что всякий стоящий одной ногой в могиле старается как можно прочнее утвердить свою другую ногу на земле. Самые дряхлые старики дорожат каждым лишним днем жизни и смотрят на смерть как на величайшее зло, от которого природа всегда побуждает бежать подальше; только здесь, на острове Лаггнегге, нет этой бешеной жажды жизни, ибо у всех перед глазами пример долголетия - струльдбруги.

    Придуманный мной образ жизни безрассуден и нелеп, потому что предполагает вечную молодость, здоровье и силу, на что не вправе надеяться ни один человек, как бы ни были необузданны его желания. Вопрос, стало быть, не в том, предпочтет ли человек сохранить навсегда свежесть молодости и ее спутников - силу и здоровье, а в том, как он проведет бесконечную жизнь, подверженную всем невзгодам, которые приносит с собой старость. Ибо, хотя немного людей изъявят желание остаться бессмертными на таких тяжелых условиях, все же собеседник мой заметил, что в обоих упомянутых королевствах, то есть в Бальнибарби и в Японии, каждый старается по возможности отдалить от себя смерть, в каком бы преклонном возрасте она ни приходила; и ему редко приходилось слышать о людях, добровольно лишавших себя жизни, разве что их побуждали к этому нестерпимые физические страдания или большое горе. И он спросил меня, не наблюдается ли то же самое явление и в моем отечестве, а также в тех странах, которые привелось посетить мне во время моих путешествий.

    После этого предисловия он сделал мне подробное описание живущих среди них струльдбругов. Он сказал, что почти до тридцатилетнего возраста они ничем не отличаются от остальных людей; затем становятся мало-помалу мрачными и угрюмыми, и меланхолия их растет до восьмидесяти лет. Это он узнал из их признаний; так как их рождается не больше двух или трех в столетие, то они слишком малочисленны для того, чтобы можно было прийти к прочному выводу на основании общих наблюдений над ними.

    По достижении восьмидесятилетнего возраста, который здесь считается пределом человеческой жизни, они не только подвергаются всем недугам и слабостям, свойственным прочим старикам, но бывают еще подавлены страшной перспективой влачить такое существование вечно. Струльдбруги не только упрямы, сварливы, жадны, угрюмы, тщеславны и болтливы, но они не способны также к дружбе и лишены естественных добрых чувств, которые у них не простираются дальше чем на внуков. Зависть и немощные желания непрестанно снедают их, причем главными предметами зависти являются у них, по-видимому, пороки молодости и смерть стариков. Размышляя над первыми, они с горечью сознают, что для них совершенно отрезана всякая возможность наслаждения; а при виде похорон ропщут и жалуются, что для них нет надежды достигнуть тихой пристани, в которой находят покой другие. В их памяти хранится лишь усвоенное и воспринятое в юности или в зрелом возрасте, да и то в очень несовершенном виде, так что при проверке подлинности какого- нибудь события или осведомлении о его подробностях надежнее полагаться на устные предания, чем на самые ясные их воспоминания. Наименее несчастными среди них являются впавшие в детство и совершенно потерявшие память; они внушают к себе больше жалости и участия, потому что лишены множества дурных качеств, которые изобилуют у остальных бессмертных.

    Если случится, что струльдбруг женится на женщине, подобно ему обреченной на бессмертие, то этот брак, благодаря снисходительности законов королевства, расторгается, лишь только младший из супругов достигает восьмидесятилетнего возраста. Ибо закон считает неразумной жестокостью отягчать бедственную участь безвинно осужденных на вечную жизнь бременем вечной жены.

    Как только струльдбругам исполняется восемьдесят лет, для них наступает гражданская смерть; наследники немедленно получают их имущество; лишь небольшой паек оставляется для их пропитания, бедные же содержатся на общественный счет. По достижении этого возраста они считаются неспособными к занятию должностей, соединенных с доверием или доходами; они не могут ни покупать, ни брать в аренду землю, им не разрешается выступать свидетелями ни по уголовным, ни по гражданским делам, ни даже по тяжбам из-за границ земельных владений.

    В девяносто лет у струльдбругов выпадают зубы и волосы; в этом возрасте они перестают различать вкус пищи, но едят и пьют все, что попадается под руку, без всякого удовольствия и аппетита. Болезни, которым они подвержены, продолжаются без усиления и ослабления. В разговоре они забывают названия самых обыденных вещей и имена лиц, даже своих ближайших друзей и родственников. Вследствие этого они не способны развлекаться чтением, так как их память не удерживает начала фразы, когда они доходят до ее конца; таким образом, они лишены единственного доступного им развлечения.

    Так как язык этой страны постоянно изменяется, то струльдбруги, родившиеся в одном столетии, с трудом понимают язык людей, родившихся в другом, а после двухсот лет вообще не способны вести разговор (кроме небольшого количества фраз, состоящих из общих слов) с окружающими их смертными, и, таким образом, они подвержены печальной участи чувствовать себя иностранцами в своем отечестве.

    Вот какое описание струльдбругов было сделано мне, и я думаю, что передаю его совершенно точно. Позднее я собственными глазами увидел пять или шесть струльдбругов различного возраста, и самым молодым из них было не больше двухсот лет; мои друзья, приводившие их ко мне несколько раз, хотя и говорили им, что я великий путешественник и видел весь свет, однако струльдбруги не полюбопытствовали задать мне ни одного вопроса: они просили меня только дать им сломскудаск, то есть подарок на память. Это благовидный способ выпрашивания милостыни в обход закона, строго запрещающего струльдбругам нищенство, так как они содержатся на общественный счет, хотя, надо сказать правду, очень скудно.

    Струльдбругов все ненавидят и презирают. Рождение каждого из них служит дурным предзнаменованием и записывается с большой аккуратностью; так что возраст каждого можно узнать, справившись в государственных архивах, которые, впрочем, не восходят дальше тысячи лет или, во всяком случае, были уничтожены временем или общественными волнениями. Но обыкновенный способ узнать лета струльдбруга - это спросить его, каких королей и каких знаменитостей он может припомнить, и затем справиться с историей, ибо последний монарх, удержавшийся в его памяти, мог начать свое царствование только в то время, когда этому струльдбругу еще не исполнилось восьмидесяти лет.

    Мне никогда не приходилось видеть такого омерзительного зрелища, какое представляли эти люди, причем женщины были еще противнее мужчин. Помимо обыкновенной уродливости, свойственной глубокой дряхлости, они с годами все явственней становятся похожими на привидения, ужасный вид которых не поддается никакому описанию. Среди пяти или шести женщин я скоро различил тех, что были старше, хотя различие в годах между ними измерялось всего какой-нибудь сотней или двумя годов.

    Читатель легко поверит, что после всего мной услышанного и увиденного мое горячее желание быть бессмертным значительно поостыло. Я искренне устыдился заманчивых картин, которые рисовало мое воображение, и подумал, что ни один тиран не мог бы изобрести казни, которую я с радостью не принял бы, лишь бы только избавиться от такой жизни.
    Король весело посмеялся, узнав о разговоре, который я вел с друзьями, и предложил мне взять с собой на родину парочку струльдбругов, чтобы излечить моих соотечественников от страха смерти. Я бы охотно принял на себя заботу и расходы по их перевозке, если бы основные законы королевства не запрещали струльдбругам оставлять свое отечество.

    Нельзя не согласиться, что здешние законы относительно струльдбругов отличаются большой разумностью и что всякая другая страна должна была бы в подобных обстоятельствах ввести такие же законы. Иначе благодаря алчности, являющейся необходимым следствием старости, эти бессмертные со временем захватили бы в собственность всю страну и присвоили бы себе всю гражданскую власть, что, вследствие их полной неспособности к управлению, привело бы к гибели государства.
    Последний раз редактировалось tenzing; 02.04.2016 в 13:54.
    Sturm und Drang !

  • #49
    Fiddler оn thе rооf Аватар для murom
    Регистрация
    04.05.2007
    Адрес
    Сидней, Австралия
    Возраст
    64
    Сообщений
    19,046
    Записей в дневнике
    104

    По умолчанию Re: Мастера короткого рассказа

    Вот такой рассказик у меня есть. называется:
    От Я до А. Некоторое сожаление.




    Я
    Юн.
    Эрл,
    Ыкая
    Щедро,
    Шептал
    Чарующе
    Цыганкам
    Хвалебные
    Фривольные
    Убаюкивания.
    Таинственное
    Сумасбродство
    Развлекательно
    Переосмысливает
    Обескураживающую
    Настороженность
    Малоискушенной
    Легковерности,
    Корректирует
    Йоготерапию
    Избыточной
    Зримостью
    Жлобства
    Ёжистой
    Ерунды,
    Даруя
    Годы.
    Вам
    Бы!
    А?


    эрл - граф, титул

  • #50
    пылающую голову рассвет Аватар для tenzing
    Регистрация
    15.09.2013
    Сообщений
    9,314
    Записей в дневнике
    3

    По умолчанию Re: Мастера короткого рассказа

    Григорий Горин

    Ежик

    Папе было сорок лет, Славику — десять, ёжику — и того меньше.
    Славик притащил ёжика в шапке, побежал к дивану, на котором лежал папа с раскрытой газетой, и, задыхаясь от счастья, закричал:
    — Пап, смотри!

    Папа отложил газету и осмотрел ёжика. Ежик был курносый и симпатичный. Кроме того, папа поощрял любовь сына к животным. Кроме того, папа сам любил животных.
    — Хороший ёж! — сказал папа. — Симпатяга! Где достал?
    — Мне мальчик во дворе дал, — сказал Славик.
    — Подарил, значит? — уточнил папа.
    — Нет, мы обменялись, — сказал Славик. — Он мне дал ёжика, а я ему билетик.
    — Какой еще билетик?
    — Лотерейный, — сказал Славик и выпустил ежика на пол. — Папа, ему надо молока дать..
    — Погоди с молоком! — строго сказал папа. — Откуда у тебя лотерейный билет?
    — Я его купил, — сказал Славик.
    — У кого?
    — У дяденьки на улице… Он много таких билетов продавал. По тридцать копеек… Ой, папа, ежик под диван полез…
    — Погоди ты со своим ежиком! — нервно сказал папа и посадил Славика рядом с собой. — Как же ты отдал мальчику свой лотерейный билет?.. А вдруг этот билет что-нибудь выиграл?
    — Он выиграл, — сказал Славик, не переставая наблюдать за ежиком.
    — То есть как это — выиграл? — тихо спросил папа, и его нос покрылся капельками пота. — Что выиграл?
    — Холодильник! — сказал Славик и улыбнулся.
    — Что такое?! — Папа как-то странно задрожал. — Холодильник?!.. Что ты мелешь?.. Откуда ты это знаешь?!
    — Как — откуда? — обиделся Славик. — Я его проверил по газете… Там первые три циферки совпали… и остальные… И серия та же!.. Я уже умею проверять, папа! Я же взрослый!
    — Взрослый?! — Папа так зашипел, что ёжик, который вылез из-под дивана, от страха свернулся в клубок. — Взрослый?!.. Меняешь холодильник на ёжика?
    — Но я подумал, — испуганно сказал Славик, — я подумал, что холодильник у нас уже есть, а ёжика нет…
    — Замолчи! — закричал папа и вскочил с дивана. — Кто?! Кто этот мальчик?! Где он?!
    — Он в соседнем доме живет, — сказал Славик и заплакал. — Его Сеня зовут…
    — Идем! — снова закричал папа и схватил ёжика голыми руками. — Идем быстро!!
    — Не пойду, — всхлипывая, сказал Славик. — Не хочу холодильник, хочу ёжика!
    — Да пойдем же, оболтус, — захрипел папа. — Только бы вернуть билет, я тебе сотню ёжиков куплю…
    — Нет… — ревел Славик. — Не купишь… Сенька и так не хотел меняться, я его еле уговорил…
    — Тоже, видно, мыслитель! — ехидно сказал папа. — Ну, быстро!..
    Сене было лет восемь. Он стоял посреди двора и со страхом глядел на грозного папу, который в одной руке нес Славика, а в другой — ежа.
    — Где? — спросил папа, надвигаясь на Сеню. — Где билет? Уголовник, возьми свою колючку и отдай билет!
    — У меня нет билета! — сказал Сеня и задрожал.
    — А где он?! — закричал папа. — Что ты с ним сделал, ростовщик? Продал?
    — Я из него голубя сделал, — прошептал Сеня и захныкал.
    — Не плачь! — сказал папа, стараясь быть спокойным. — Не плачь, мальчик… Значит, ты сделал из него голубя. А где этот голубок?.. Где он?..
    — Он на карнизе засел… — сказал Сеня.
    — На каком карнизе?
    — Вон на том! — и Сеня показал на карниз второго этажа.
    Папа снял пальто и полез по водосточной трубе.
    Дети снизу с восторгом наблюдали за ним.
    Два раза папа срывался, но потом все-таки дополз до карниза и снял маленького желтенького бумажного голубя, который уже слегка размок от воды.
    Спустившись на землю и тяжело дыша, папа развернул билетик и увидел, что он выпущен два года тому назад.
    — Ты его когда купил? — спросил папа у Славика.
    — Ещё во втором классе, — сказал Славик.
    — А когда проверял?
    — Вчера.
    — Это не тот тираж… — устало сказал папа.
    — Ну и что же? — сказал Славик. — Зато все циферки сходятся…
    Папа молча отошел в сторонку и сел на лавочку.
    Сердце бешено стучало у него в груди, перед глазами плыли оранжевые круги… Он тяжело опустил голову.
    — Папа, — тихо сказал Славик, подходя к отцу. — Ты не расстраивайся! Сенька говорит, что он все равно отдает нам ёжика…
    — Спасибо! — сказал папа. — Спасибо, Сеня…
    Он встал и пошел к дому. Ему вдруг стало очень грустно. Он понял, что никогда уж не вернуть того счастливого времени, когда с легким сердцем меняют холодильник на ежа.
    Sturm und Drang !

  • Страница 5 из 7 ПерваяПервая ... 456 ... ПоследняяПоследняя

    Похожие темы

    1. Ответов: 299
      Последнее сообщение: 24.12.2015, 22:48
    2. ищу мастера
      от vlasovone в разделе Скрипичный мастер
      Ответов: 1
      Последнее сообщение: 01.12.2011, 19:53
    3. Москва Кастинг для короткого метра.
      от Vagabond в разделе Предложения работы
      Ответов: 4
      Последнее сообщение: 06.05.2009, 23:37
    4. Смычковые мастера
      от kriksik в разделе Скрипичный мастер
      Ответов: 12
      Последнее сообщение: 23.02.2009, 22:38
    5. Нужна запись рассказа Старика из "Алеко"
      от Maria-Italia в разделе Опера и вокал / Музыкальный театр
      Ответов: 1
      Последнее сообщение: 06.03.2008, 19:20

    Социальные закладки

    Социальные закладки

    Ваши права

    • Вы не можете создавать новые темы
    • Вы не можете отвечать в темах
    • Вы не можете прикреплять вложения
    • Вы не можете редактировать свои сообщения
    •  
    Яндекс.Метрика Rambler's Top100