Если серьезно задуматься над кажушейся тривиальной проблемой значения нотной длительности и ее артикуляции в музыке от Баха до Скрябина (эту линию можно провести до Шостаковича, или Шнитке) логично придти к следующему выводу:

Любая нота, обозначающая реальный звук, всегда есть (сейчас не говорю о вертикали) соотношение ее первой, звучащей части и второй незвучащей части, даже когда последняя нулевая. ("Нулевой звук" или "нулевая пауза" - вводя эти, как кажется, "странные" понятия, я следую известной традиции Танеева, который интервал приму обозначил не единицей, а нулем, что само по себе мгновенно прояснило структуру полифонических перестановок.)

Незвучащая часть ноты это необозначенная, или обозначенная только верхней\нижней точкой, или клинышком ВНУТРИНОТНАЯ пауза, которая может быть нулевая. Из этого следует, что артикуляция звука (мы сейчас не говорми о случаях "перетягивания" ноты сверх ее номинальной "стоимости) заранее "вписана" в ноту в виде этого соотношения, на что обратил внимание еще И.Браудо в своих исследованиях по артикуляции.

Например, продолжительность звука в ноте выдержанной tenuto (скажем, четверти, или половинной) равна единице, а продолжительность внутренней паузы равна нулю. Затем можно последовательно уменьшать продолжительность звучания ноты от portamento вплоть до molto staccatissimo, когда звучание предельно кратко (близко к нулю) и большую часть ноты (именно этой же самой ноты, этого же нотного знака) составляет внутринотная акустическая пауза.

Скрябин эту особенность нотного письма исключительно смело, можно сказать авангардно использовал в 7-й Сонате.

Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	mgchmmmbjpkdbeah.png 
Просмотров:	44 
Размер:	91.1 Кб 
ID:	103207

Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	odbhicbadgiifhao.png 
Просмотров:	41 
Размер:	58.6 Кб 
ID:	103206

Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	jneghbjkfmkcbaoi.png 
Просмотров:	41 
Размер:	157.6 Кб 
ID:	103205

Здесь (см. первую долю такта в первом примере и аналогичную запись далее) поразительным образом продолжительность звучания ноты, обозначенной штилем БЕЗ нотной головки (!) оказывается нулевым, но ее внутренняя ИНТОНАЦИОННАЯ значимость как окончания пунктирного мотива полностью сохраняется. Это возможно понять и услышать только при исполнительском ощущении мелкого внутреннего пульса. Здесь Скрябиным подразумевается "незвучащий", но эмоционально «обжигающий» пульс триольными шестнадцатыми. И пианисту это нужно реально ИСПОЛНИТЬ.

Я не знаю, существует ли еще аналог такой записи. Буду рад, если коллеги подскажут.

То, что эта запись задумана и продумана композитором следует из того факта, что Скрябин повторяет эту музыкальную и графическую идею 5 раз, всегда, когда появляется этот тематизм, обозначенный французским «étincelant» , то есть тематизм "сверкания», «искры", или "fulguran" ("как молния"). Эта "незвучащая", но совершенно реальная в музыкальном смысле 16-я на слабой доле есть предвосхищающее современную физику высоких энергий воплощение Скрябиным образа "виртуальной элементарной частицы". Важно, что это решение дано Скрябиным в контексте его, чисто скрябинской идеи "поэм огня", космической, мистической, стихийной «огненной плазмы».