Показано с 1 по 1 из 1

Тема: Новороссийский дирижер-очерк Б.Турчинского

              
  1. #1
    Частый гость Аватар для BORIS04
    Регистрация
    10.02.2007
    Адрес
    Израиль
    Сообщений
    114
    Записей в дневнике
    2

    По умолчанию Новороссийский дирижер-очерк Б.Турчинского

    Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	мараров 7.jpg 
Просмотров:	321 
Размер:	8.6 Кб 
ID:	109854[I

    Новороссийский дирижёр

    «Новороссийский дирижёр, просто хороший и весёлый человек!». Так характеризует своего музыкального любимца пресса города Новороссийска.
    Я бы ещё добавил к этому: прекрасный дирижёр! Великолепный организатор и педагог!

    Следуя журналистскому любопытству…

    Павел Алексеевич Мараров, в прошлом военный дирижёр, подполковник запаса, прошёл Афганистан. Хотя замечу: военных дирижёров в прошедшем времени нет!
    Мы с Павлом Алексеевичем давние друзья по Интернету, но вот случай дал нам возможность познакомиться поближе.
    «Борис, посмотрите в «Ютубе» мой оркестр ударных инструментов Новороссийского пароходства, - написал мне Павел Алексеевич. -Образцовый художественный коллектив «Юнга». Может мы выступим с ним у вас в Израиле? Очень бы хотелось посмотреть вашу страну, о которой сейчас мы, россияне, слышим только лестные отзывы. Кстати, мы были с гастролями во многих странах мира: во Франции, в Польше, в Греции…».
    Не скрою, посмотрев выступление этого коллектива, я пришёл в восторг! Надеюсь, в моих силах будет помочь Павлу Алексеевичу и его ребятам осуществить их большое желание побывать в нашей стране!
    Ежегодно в городе Кфар-Сабе у нас проходят международные музыкальные фестивали молодёжных коллективов. Уверен, что ансамбль «Юнга» будет украшением этого мероприятия.
    Журналистское любопытство подтолкнуло меня пойти дальше от просмотра в Ютубе и заглянуть также в материалы Интернета, рассказывающие об этом ансамбле и о его руководителе Павле Марарове. Я понял, что должен рассказать о нём читателю! Ещё добавлю, что у нас с Павлом Алексеевичем много общих знакомых. Он много лет отдал военно-оркестровой службе, а у меня треть моих очерков и статей посвящены людям с лирой на петлицах.

    Представляю нового своего героя

    Итак, представляю нового героя очередного своего очерка.
    Родился Павел Мараров в Ташкенте в 1958 году. Окончил музыкальную школу по классу баяна. После окончания десятого класса общеобразовательной школы работал слесарем-сборщиком на заводе, собирал тракторы. В апреле 1977 года был призван в ряды Советской Армии.
    Службу проходил в военном оркестре города Термеза здесь же, в Узбекистане, под руководством дирижёра Олега Викторовича Лебединского.
    С мая 1979 года – сверхсрочная служба. А с апреля 1980-го года по май 1981-го – служба в Афганистане.
    1981-й-1986-й годы – обучение на военно-дирижёрском факультете при Московской государственной консерватории имени Чайковского.
    Дальнейшая служба. Группа советских войск в Германии. Затем Азербайджан, посёлок Пирекишкюль. В 1993 году – Грузия, Батуми. 1994 год опять Узбекистан, город Чирчик .
    И вот, Россия, Новороссийск. С 1995 года Мараров – дирижёр оркестра полка ВДВ.
    С 2000-го года по настоящее время он основатель и руководитель детского оркестра ударных инструментов «Юнга» местного морского пароходства.


    В «Юнговском» звучании барабанов

    Это образцовый художественный коллектив, оркестр барабанщиков «Юнга» – явление в музыкальной жизни Новороссийска. За годы существования, а «Юнге» уже как совершеннолетнему молодому человеку уже 16 лет. Через школу Марарова прошли сотни детей, которые один раз и навсегда приобщились к миру творчества, к миру музыки и ритма.
    В «Юнговском» звучании барабанов есть всё: любовь к жизни и к человеку, драйв, детское озорство. Всё это, как выясняется, оживает в каждом человеке, стоит ему услышать дробь барабанов.
    Вы знаете, я верю, в судьбу, рассказывает Павел Алексеевич, потому что в моей жизни счастливые совпадения и встречи с людьми сыграли определяющую роль. Можно даже сказать, что они вывели меня из простой семьи рабочего тракторного завода. В которой мне, кстати, прочили проторённый для всех членов семьи путь – в любимое дело, в профессию музыканта. Мне просто везёт на хороших людей!
    Наш оркестр барабанщиков «Юнга» уникален, другого такого нет. Есть похожие, но такого, как наш, нет. А идея создания его возникла с подачи моего сына, тоже Павла и тоже военного дирижёра.
    В 2005 году он уже учился на третьем курсе военно-дирижёрского факультета Московской консерватории, а я вёл детский духовой оркестр в Новороссийске. Тогда сын и «подкинул» мне идею сделать шоу барабанщиков, от которых тогдашняя столица стонала и ахала.
    Сын написал две первые партитуры для барабанов «Рокн-ролл» и «Сафари». Я загорелся. Отыскал старые барабаны, объявил детям, что тот, кто хочет, теперь будет играть на барабанах. К слову, переучиться с игры на духовом инструменте на игру на барабане проще, чем наоборот. Через две недели ребятишки забыли про духовые инструменты, и мы били в барабаны и учились танцевать, играя.

    Музыкант в рабочей семье

    Откуда в семье рабочих музыкант? Отец Павла Марарова, Алексей Григорьевич, получил в своё время образование лётчика, учился летать, но в небо так и не поднялся. Работал электриком на заводе. Там же работала мама, Анна Григорьевна. Оба, к слову, хорошо знали узбекский язык.
    Музыку Павел любил с детства и играть хотел сильно! Играл в школьном вокально-инструментальном ансамбле, занимался в танцевальном кружке. Другими словами, все азы, на которых сегодня строится профессиональная деятельность руководителя «Юнги», были заложены в детстве и юности, разумеется, не без участия родителей.
    Павел Мараров о своём музыкальном «восхождении» рассказывает так: «В музыкальную школу меня не приняли. Чем-то я не понравился приёмной комиссии. До сих пор мне интересно, чем? Но мы с отцом руки не опустили и направились во Дворец культуры при Ташкентском тракторном заводе. Вообще город и людей, окружавших меня, я вспоминаю с большой теплотой.
    Во Дворце Культуры кружок баянистов вёл опытный музыкант, композитор и прекрасный учитель Николай Давыдович Триллер. Даже помню, что это был платный кружок, стоил он 10 рублей в месяц, немалые по тем временам деньги, но родители без колебаний платили, потому что знали, что мне это нужно.
    Отец был непоколебимый авторитет для меня. Запускал со мной воздушных змеев, бегая как мальчишка. Воздушный змей – это фантастика! Смотреть, как твоё изделие летит – это чудо! Отец говорил мне: главное в жизни – не зазнавайся!
    В семье собирались гости. Папа меня сажал в центре круга с баяном, и вся компания со мной пела песни. «А город подумал – ученья идут» или «как хорошо быть генералом…», лишь бы капрала пережить! Папа гордился мной, своим сыном, я же был очень рад за отца.
    Учёба на баяне продвигалась хорошо. Мама меня поучала, как и когда заниматься: ты ставишь утром чайник на плиту, а пока чайник закипает, ты берёшь баян и занимаешься. Думаю: нормальный я был пацан, время зря не тратил.
    В итоге я (простите много «я»), летом, после окончания 8-го класса, работаю в заводском пионерском лагере в горах Чимгана, работаю баянистом. Это было в июле и в августе. А в июне я работал в цеху завода токарем, где порвал свои брюки-клёш, обжёг руки стружкой в первый свой рабочий день. На второй – одел-таки рекомендованную папой спецовку. За июнь заработал у токарного станка 32 рубля.
    Работая в пионерском лагере, я в месяц зарабатывал 60 рублей! Кстати, мне доверили сделать хор, аккомпанировать солистам и играть на вечерних массовках. Неплохо умел на слух подбирать.
    Сегодня думаю, что отец мне хорошую школу преподал, да так аккуратно, что я не заметил «подвоха». Понял, что лучше быть баянистом, чем стоять у станка!»


    Мне хотелось быть на эстраде

    Ташкент. Средняя общеобразовательная школа номер 210 имени Ушинского. Здесь произошло волшебство. В школе был вокально-инструментальный ансамбль, им руководил Михаил Волков, учащийся старших классов. Когда ребята пели: «помню у огня, священной бабушки рассказ» или «когда идёшь ты мимо, мне всё на свете мило», сердце моё замирало, так мне хотелось быть с ними на эстраде!
    Но меня не замечали. Тогда я создал из своих одноклассников ансамбль. Репетировали по вечерам, помню пели: «ах, водограй!», или «червона рута».
    Вдруг, меня приглашает Михаил Волков. «Ноты знаешь? Знаю! Так давай, присоединяйся к нам!». Так моя мечта сбылась!
    Миша Волков, тогда студент педагогического института. Рассказывал нам о пропорциях, о законах света… Видимо то, о чём учили его самого в институте. Но, кроме того, он приносил магнитофон «Нота» и включал нам записи Эллы Фицджеральд, Луи Армстронга, Дюка Эллингтона. Рассказывал, где тема, а где импровизация на тему. Это было потрясение! Стали работать, я стал понимать немного о вокале, о ритме секции. Огромное спасибо Мише Волкову! Сегодня он работает и живёт в Будапеште. Когда я называю его своим наставником, он отнекивается. А это именно так!

    Волков о Марарове

    Конечно же, мне, автору очерка, захотелось разыскать этого самого Михаила Волкова – первого настоящего, профессионального учителя Павла Марарова. Удалось узнать, что он – выпускник факультета графики и изобразительного искусства Ташкентского государственного педагогического института. Ныне он работает в Будапеште. И вот, что Волков вспоминает о Марарове.
    Мне лестно слышать, что Павел Мараров, человек, сделавший серьёзную карьеру в музыке, многого добившийся, называет меня своим учителем. Скорее всего, он создал себя сам. Вспоминаются те годы, когда мы учились в одной школе и играли в одном ВИА.
    Уже много лет мы с Павлом дружим. А дружить он умеет и друзей бережёт. Это отличительная черта его характера. Рад успехам Павла в музыкальной сфере! Знаю, как важны для него успехи. Музыка – его жизнь. Это я понял ещё в те далёкие «ташкентские» времена.
    Преград на пути у него было много. Не хочу о них разглагольствовать. Пусть Паша сам расскажет. Вчерашний блестящий военный дирижёр, чьи оркестры неизменно являлись ведущими в своих округах. Сегодня он опытный преподаватель, руководитель, создавший прекрасный детский коллектив «Юнга» в Новороссийске.
    Зайдите в «Ютюб», и вы насладитесь игрой этого замечательного коллектива под руководством моего старого и доброго друга Павла Марарова!

    Как прав был Михал Саныч!

    Прихожу к нашему директору школы Михаилу Александровичу (Санычу, как мы его называли) после окончания 8-го класса и говорю, дескать, ухожу в техникум, отдайте документы. Он: «Мараров, кругом, документы не отдам, пойдешь в 9-й класс!». Я повиновался и закончил 10 классов. Потом мне это очень пригодилось.
    Начался мой 9-й класс обучения в школе. Ко мне обращается преподаватель 7-го класса Олег Семёнович Хазрон, сейчас он живет в Канаде. «Павел, возьми моих ребят под крыло, они хотят музыку играть», - говорит он. «Я не справлюсь», - отвечаю. «Справишься!». И как-то так улыбнулся, руку пожал так, что я не смог отказать.
    Я стал заниматься с семиклашками, параллельно играя во «взрослом» ВИА. Дела пошли хорошо. Под впечатлением рок-оперы «Юнона и Авось» Алексея Рыбникова, я тоже пишу рок-оперу, «Вересковый мёд». В коллективе есть пианист, трубач, скрипка – как сейчас сказали бы – «выразительных» средств хватало.
    После 10-го класса делаю попытку поступить в ташкентский институт культуры, факультет режиссерско-театральный. Проваливаю экзамены и не поступаю! Сейчас скажу: о, счастье, что это было так!


    Немного из нашей переписки

    «Уважаемый Борис, я в потрясении эти дни. Вы своим предложением написать о себе, подтолкнули меня, заставили обернуться, посмотреть на своё прошлое. Прокручиваю «фильм» своей жизни в обратную сторону...
    Откровенно говоря, я и сам иногда подумывал о том, чтобы вспомнить этапы моей музыкальной жизни «на бумаге», описать её. Но, наверное, силёнок литературных не хватало... И вдруг это ваше предложение!
    …Как я пришёл в военную музыку? В армию призвали весной 1977 года. Попал в Термез, это юг Узбекистана. Хотя должен был быть направлен в ГДР.
    На сборном пункте подходит ко мне сержант Шульгин и спрашивает: «Ноты знаешь?». И тычет пальцем в нотоносец. Вижу и говорю: «Это нота соль!». «На чём играешь?», - спрашивает.
    Я чувствую, что судьба моя решается… Говорю: «А на чём надо?».
    Хмыкнул сержант, сказал, что бас-гитарист у них увольняется, нужна ему замена. Я сказал, что с молоком матери четыре струны баса у меня в сердце!
    …В этом военном оркестре не было дирижёра, а что за оркестр без руководителя! Играли марши на плацу во время строевой подготовки и прохождения личного состава. Развод караула, торжественные мероприятия и… похороны. А концертный репертуар оставался в тени. И вот в 1978 году, наконец-то, приезжает дирижёр и непростой. Это мы поняли сразу, приехал профессионал и замечательный человек, как это выяснилось позже, Лебединский Олег Викторович.

    Небольшое, но нужное отступление

    Павел Алексеевич Мараров – хороший рассказчик. Мне, в общем-то, почти и не приходится задавать ему никаких вопросов, он всё хорошо и интересно рассказывает сам. Видно и правда, давно собирался вспомнить, отмотать назад «кино» своей жизни. Я даже назвал про себя его повествование «история жизни Павла Марарова в музыке, рассказанная им самим». Во всём доверяю ему, плавно течёт его рассказ. Но тут, в этом месте, мы сделаем небольшое отступление, выйдем на время из рассказа Павла Марарова и поведаем читателю об этом необычном человеке, которого он вспомнил, сегодня – известном российском дирижёре, ветеране военно-оркестровой службы России, профессоре Военного университета (факультет военных дирижёров), об Олеге Викторовиче Лебединском.
    В своём очерке о духовиках Крыма я как-то писал о нём. Очерк назывался «Крым: Край, наполненный мелодиями».
    О.В.Лебединский более 40 лет руководит профессиональными оркестрами. Профессор Военного университета, педагог с богатым стажем. Долгое время Лебединский возглавлял Государственный духовой оркестр России и семь лет был художественным руководителем и главным дирижёром Губернаторского оркестра Москвы. Награждён Почетной грамотой Президента Российской Федерации.
    Приведу воспоминания Олега Лебединского от первой встречи с Павлом Мараровым по его приезду на новое место службы.
    « Моё знакомство с оркестром состоялось довольно интересно. Оркестр проводил репетиции в зале Дома офицеров, и дежурный по части направил меня туда. Захожу в помещение, и там застаю такую картину. Молодой солдатик объясняет сверхсрочникам, что такое тутти и как играть. Что-то ещё им усердно объясняет, но скажу – толково объясняет, я на это сразу обратил внимание. Этим способным солдатиком был человек, с которым мне впоследствии пришлось много лет прослужить вместе, это был Павел Мараров. Я его же и рекомендовал позднее для поступления в институт военных дирижёров. И не ошибся. Из него вышел прекрасный военный дирижёр!»

    «Жизнь заиграла множеством красок!»

    Играл я в оркестре на большом барабане. Стал осваивать кларнет. А по прибытии в оркестр дирижёра Лебединского мои занятия на кларнете стали более интенсивными. В сентябре 1977 года поступил в музыкальное училище Термеза по классу кларнета, уже будучи сверхсрочником.
    Служба в оркестре, учёба в училище, руководство вокально-инструментальным ансамблем «Армейская юность». За время службы в этом оркестре мною было написано около ста инструментовок популярных песен того времени.
    С прибытием Олега Викторовича Лебединского в оркестр моя служба и сама жизнь изменились на все сто, как говорится! Как же мне было интересно! Жизнь заиграла множеством новых красок!
    Олег Викторович помогал мне грамотно делать оркестровки. Сам он владел этим искусством в совершенстве. Меня поражал его профессионализм во всём, что касается музыки, умение достигать цели с наименьшими затратами. Он не был занудой во время репетиций с оркестром. В общем, влюбился я в дирижёра и человека Лебединского!
    Он стал моим идеалом на всю жизнь! И чтобы дополнить картину, мною рассказанную, добавлю такой момент: Олег Викторович решил мою судьбу.
    Лебединский приехал в мой родительский дом в Ташкенте. Надо же! Уговорил моих родителей сначала дать разрешение остаться мне на два году сверхсрочником в его оркестре города Термеза, собственно, где я и был. А затем с рекомендательным письмом поехать поступать в институт военных дирижёров в Москву.
    Уговорить моих родителей было непросто, но они не устояли перед личным человеческим обаянием и авторитетом человека с погонами на плечах. Было решено: дальнейшая моя судьба будет надолго связана с военной музыкой, а затем и с судьбой военного дирижера.
    Да, чуть не упустил я важное! Я занимался в Термезском музыкальном училище по классу кларнета. Но окончить его не успел. В 1979 году начались военные действия в Афганистане. Помню, как вызвал меня к себе в кабинет Олег Викторович и прямо с порога спросил: «Пашка, поедешь со мной в Афганистан?». Я, недолго думая, говорю: «Конечно! С вами хоть на край света».
    В апреле 1980 года оркестр в составе полка пересекает границу…
    Служба моя в Афгане была до мая 1981 года. Писал инструментовки в палатке под гитару. Выучил весь учебник по гармонии, так готовился на факультет военных дирижёров. Про страшное не хочу вспоминать. И без меня об этом кошмаре много написано и рассказано.
    После Афганистана вернулся в музыкальное училище и экстерном закончил третий курс, что после десяти классов и неполного среднего образования давало мне возможность поступать в высшее учебное заведение. Летом 1981 года поступил на военно-дирижёрский факультет при Московской государственной консерватории. Это была победа!

    «Сильное желание стать военным дирижёром вернулось ко мне!»

    На факультете военных дирижёров начиналось все непросто... Скорее даже тяжело. Сказывался недостаток знаний по сольфеджио, гармонии. А тут ещё некая болезнь «прицепилась» после Афгана. Психологически тоже не всё нормально. Я уже был женат, и в семье родился сын, а я вдали от сына. Они там, я здесь…
    Первый курс факультета – это вообще было испытание на прочность. Ложусь на обследование и лечение в ярославский госпиталь. После госпиталя дают отпуск домой на десять дней. Дома, в Термезе, меня лечат с помощью альтернативной медицины.
    Вернулся в Москву перед первой сессией. Настроение – совершенно не «спортивно-художественное».
    В один из дней меня пригласили к себе домой Олег Викторович Лебединский с женой Татьяной Петровной. Они хорошо понимали моё тогдашнее состояние. За ужином и состоялся разговор.
    «Павел, давай-ка, не опускай руки, все наладится. Я в тебя верю!», - сказал Олег. Огромное спасибо этой семье за ту душевную беседу у них в гостях! Это мне очень помогло…
    Зимнюю сессию я сдал хорошо. Начальник курса Сергей Павлович Артёмов мне тогда сказал, что был в руководстве разговор о моём отчислении. Тогда я не придал значения этим словам. Да я и сам был, наверное, готов увольняться, вот только тот разговор у Лебединских остановил мои намерения.
    Моё сильное желание стать военным дирижёром вновь вернулось ко мне. Началась напряжённая работа над собой, над всем, что мне было тогда необходимо.

    Мои замечательные педагоги

    Кларнет преподавал у нас В.Д.Иванов. Сегодня – доктор искусствоведения. Научно-методическая деятельность Иванова освещает вопросы теории и практики игры на духовых инструментах. В его научном багаже имеется более тридцати публикаций, а также 15 учебно-педагогических работ.
    Дирижирование преподавал Л.К.Голубов, затем Н.С.Кочепасов и сам В.М.Халилов! Любил я уроки у Валерия Михайловича Халилова, прекрасный дирижёр и композитор, с ним всем было интересно. А было это задолго до того, как стал он народным артистом России, начальником военно-оркестровой службы Российской Федерации.
    Помню такой забавный случай. Дирижирую в классе с пианисткой пьесу из «Времён года» Чайковского. «Охоту» (сентябрь). «Павел, я же тебе говорил, не открывай рот при дирижировании», - говорит Халилов.
    Но я, видимо, все-таки продолжал открывать рот. Валерий Михайлович, видя, что я продолжаю это делать, предложил: «Напишите на листе: «закрой рот!» и положите этот лист на пульт, рядом с партитурой!». Смеялись все – и я, и концертмейстеры.
    Многое визуально взял у прекрасных педагогов-дирижёров факультета В.А.Жарова, А.Б.Мухамеджана. Инструментовку для эстрадного оркестра вёл у нас замечательный педагог композитор Д.Браславский.


    Об однокурсниках

    Сегодня, после более чем 30 лет, минувших после выпуска, уже немногие из нас остались в военной профессии. Вадим Лисихин – дорогой моему сердцу товарищ, сегодня преподаёт трубу и играет в оркестре Хабаровска. Он мне говорит, что до сих пор находится в творческом поиске, познаёт всё новые и новые приёмы звукоизвлечения на трубе, чтобы потом передать опыт ученикам. Вадим помогает моему коллективу в приобретении музыкальных инструментов.
    Александр Володин – прекрасный музыкант, сегодня учит краснодарских ребят игре на саксофоне и ударных инструментах. Отличный аранжировщик. Хотя и живём рядом, но встречаемся, к сожалению, редко. Причина – большая занятость нас обоих.
    Зубарев Анатолий – энциклопедист, аккуратист, верный до мозга костей духовому делу, работает руководителем Ярославского муниципального оркестра. Мы с ним создавали общий проект в 2012 году, в рамках фестиваля «Ярославские фанфары».
    Александр Пономарёв – руководитель муниципального оркестра в подмосковной Коломне.
    Владимир Деркач – теперь в Киеве.
    (примеч. автора очерка: до недавнего времени Владимир Федотович Деркач был начальником военно-оркестровой службы министерства обороны Украины, генерал-майор, народный артист Украины.)
    Михаил Хованец ведёт активную работу по подготовке военных дирижёров во Львове.
    (примеч. автора: преподаватель Львовского военного института при Национальном университете.)
    Благодаря Интернету с однокурсниками держим связь и порой встречаемся на фестивалях. Встречались вместе и в Москве на 30-летие выпуска: посетили наш факультет, смотрели выступление курсантов, с теплотой вспоминали свои студенческие годы.


    У Чёрного моря

    По окончании факультета моя судьба сложилась очень интересно. Работа мне нравилась, успехов было много, благодарные отзывы получаю и сейчас и от командиров, и от бывших воспитанников, солдат и сверхсрочников и просто поклонников. Со многими поддерживаем связь. А служил я с ними в Германии, в Азербайджане, в Грузии, в Узбекистане. Последнее моё место службы – Новороссийск. Прекрасный город на берегу Чёрного моря!
    В Новороссийске работал в музыкальном училище: вёл инструментовку, дирижирование, чтение партитур, вёл духовой оркестр. В 2000 году я создал детский духовой оркестр, как уже сказано. Но всегда я помнил свой родной факультет, так много давший мне. И, возвращаясь к рассказу о факультете, добавлю, что там каждый педагог был личность! Учись, бери себе то, что тебя больше всего интересует. Главное желание! Это двигатель всего…


    Авторская ремарка

    Павел, многих твоих учителей и товарищей по институту я хорошо знаю: с кем-то знаком заочно, а некоторых знаю очень даже близко лично. Мой взгляд остановился в твоём рассказе на фамилии «Браславский», и я просто обязан вставить здесь свою ремарку.
    Даниил Абрамович Браславский – один из немногих людей, мимолётная встреча с которым оставила яркий след в моей жизни. В 1968 году я – воспитанник военного оркестра в Вильнюсе. Моим дирижёром был прекрасный музыкант и человек заслуженный артист Литовской ССР Иосиф Моисеевич Манжух, я много писал о нём. Оркестр наш был лучшим в Прибалтийском округе, о чём свидетельствовали первые места на окружных конкурсах и вручённый нам «Бунчук» – переходящий приз, который, кстати, надолго обосновался в нашем оркестре.
    В том году мы готовили авторский концерт с участием известных композиторов, ведущих преподавателей института военных дирижёров Евгения Макарова, Михаила Готлиба и Даниила Браславского. Уже были готовы афиши, оркестр репетировал программу концерта. На неделю нам дали помещение Дома офицеров (сейчас это резиденция президента Литвы). За пару дней до назначенного концерта к нам пожаловали гости и, к сожалению, Браславского среди них не было... По каким-то причинам он не смог приехать. Не судьба... Концерт прошёл прекрасно. Собрался полный зал профессионалов и любителей духовой музыки. Но нашей встрече с Даниилом Браславским всё же суждено было случиться!
    1971-й год. Я студент 4-го курса житомирского музыкального училища. В один из весенних дней меня вдруг вызывает директор училища. С чего бы это?.. Вроде ни в чём не провинился, учился очень хорошо, готовился к поступлению в консерваторию, и шансы на это были у меня немалые… Но нужен был я директору совсем по другому поводу, как оказалось, весьма интересному. К нам должен был приехать «большой музыкант из Москвы». Дирижёр и композитор. И его авторский концерт планировался на базе эстрадного оркестра из Бердичева под руководством Константина Пупкова.
    Вначале я хотел отказаться: экзамены на носу, да и моим инструментом в училище был кларнет, а саксофон в те времена «прятался» глубоко в подполье. Я стал отказываться. Тут в кабинет директора Михаила Андреевича Енина вошёл преподаватель теоретических дисциплин, композитор Александр Шиндель. Оказалось, что и его попросили принять участие в предстоящем событии. С Александром Наумовичем Шинделем я был в хороших отношениях, он и с отцом моим дружил. А когда я услышал фамилию Браславского, на меня это произвело впечатление! Ну, думаю, верно, что в жизни мало случайностей, всё предопределено! Не в Литве, так на Украине суждено нам было всё же встретиться.
    Пять дней я репетировал программу из произведений и аранжировок Даниила Браславского с коллективом Бердичевского эстрадного оркестра. С нами работали по очереди три дирижёра: Браславский, Шиндель и Пупков. Всю программу вспомнить мне теперь трудно, слишком много лет прошло. Но осталось в памяти, что, конечно, это были пьесы для эстрадного оркестра Даниила Абрамовича. Запомнились эстрадный марш и танго, а ещё фокстрот. Музыка замечательная! Этот концерт состоялся в Бердичевском Доме культуры, а затем – в житомирском Доме народного творчества. Публика тепло приняла наше выступление. Думаю, Даниил Абрамович был доволен.
    Что ещё вспоминается? Мы много общались. Браславский оказался интересным рассказчиком. Мы услышали много интересного от него об институте военных дирижёров, где он тогда работал. Рассказывал о своей дирижёрской карьере. И о детстве, которое он провёл в Киеве.
    Человеком он был добродушным, открытым и общительным. Я ему рассказал свою
    историю, как мы, коллектив военного духового оркестра, ждали его в Вильнюсе, но не дождались... Даниил Абрамович сказал мне много добрых слов о моём бывшем дирижёре Иосифе Манжухе. Пять дней общения с таким мастером и замечательным человеком – с Даниилом Браславским, запомнились мне на всю жизнь.


    Династия

    Это сейчас можно сказать, что семья родоначальника прославленного новороссийского детского коллектива «Юнга» – семья музыкантов. Но её нужно было сделать таковой! Жизнь семьи военного дирижёра мало чем отличается от жизни любой семьи военного. Страсть к музыке разделяла и жена Павла Алексеевича Марарова Елена Васильевна. Она по образованию филолог, но вследствие увлечения мужа получила-таки домашнее музыкальное образование. Она стала творческим партнёром мужа. Вместе не только обсуждают сделанное, вместе рождают на свет идеи будущих выступлений.
    Музыкальные сюжеты «Юнги», полные интересных, свежих, живых находок, созданы «на домашней кухне» семьи Мараровых при активном участии Елены Васильевны. Может поэтому художественный вкус, музыкальность и какая-то необычайная человечность и теплота, тонкое чувство юмора и задоринка, становятся основой стиля музыкального коллектива «Юнги»? Не удивительно, что в своё время сын Паша (Пал Палыч Мараров) вырос с чётким убеждением, что в мире существует только музыка. Видел себя в будущем таким, «как папа» – дирижёром.
    Ещё в детстве на сцене он пел для мам в женский праздник. За мою службу сын Павел сменил восемь школ. Я занимался с ним на баяне и кларнете. То, что сам знал хорошо, хотел передать ему. В 1997 году Павел поступает в Новороссийское музыкальное училище по классу кларнета. У него был замечательный педагог Алексей Витальевич Хрусталёв, спасибо ему.
    Сегодня Павел проходит службу в должности военного дирижёра, как уже сказано, и его отличает большая коммуникабельность, умение строить хорошие отношения с начальством и подчинёнными. Он творческая личность, постоянно в поиске, остроумен, умён. Я горжусь своим сыном!
    Однако, было время неудач… провал при поступлении в консерваторию на любимый «папин» факультет с первой попытки (по здоровью) стал маленькой трагедией для всей семьи. Если бы не отцовская настойчивость в поддержке сына, вряд ли он стал бы тем, кем стал.
    Препятствием на пути к мечте был еле заметный врождённый дефект. В армию не брали, а значит и в военные дирижёры тоже. Не отступили. Отец нашёл путь! Добился-таки отмены «белого билета». Дошёл до самого главного стоматолога министерства обороны. Начальник кафедры челюстно-лицевой хирургии и стоматологии ФГБВОУ ВПО военно-медицинской академии имени Кирова, полковник медицинской службы, доктор медицинских наук, профессор Геннадий Иванович Прохватилов сказал слова, снявшие всю тяжесть ситуации: «Паше нельзя играть на кларнете, а на барабане – можно!». Это была победа. Паша не поехал, полетел, будто на крыльях, поступать в консерваторию – и… не поступил… Однако, диагноз уже позволял служить, отдавать долг Родине. Павла призвали, и он пошёл служить в ряды Российской Армии. «А как же ты хотел? Годен, значит, годен!», - сказал сыну отец.
    Вторая попытка поступления в музыкальный ВУЗ была уже успешной.
    Дочери Маше было в жизни проще. Родилась тоже в Термезе, как и Павел. Двухмесячной мы её привезли в Германию, где я проходил службу. Мы знаем, что младшие всем своим существом хотят доказать, что они не уступают старшим, и это неплохо. Так и наша Маша, в десять лет заявила, что будет заниматься на кларнете, как её старший брат. Догонит и перегонит его!
    Я повёл её в музыкальную школу Новороссийска. Там ей предложили блок-флейту. Дела пошли очень хорошо! Любимый предмет был у неё сольфеджио. Через два года Маша переходит на гобой.
    В 2002 году мы едем на прослушивание в школу при Санкт-Петербургской консерватории и поступаем!
    У Марии известный преподаватель по гобою Виктор Павлович Хуссу, он солист оркестра Мариинского театра.
    Дочь оканчивает школу с красным дипломом и поступает там же, в Петербурге, в консерваторию. Занимается по классу гобоя у Петра Васильевича Тосенко. Это известный российский гобоист, солист оркестра Ленинградского государственного академического театра оперы и балета имени Кирова.
    Казалось, прямая дорога Маше в большую музыку! Но случилась беда... Маша упала на лестнице. Начались головные боли… После лечения она бросает учёбу, уезжает в Калининград. Там находит свою судьбу. Нет худа без добра, она находит своё женское счастье, и сегодня она мать двух чудесных мальчиков, моих любимых внуков. Надеюсь, и они вырастут музыкантами!


    С маршем по жизни

    Идея создания «Юнги» принадлежала Леониду Ивановичу Лозе – в 2000 году начальнику Новороссийского морского пароходства. Он побывал в Японии, видел там интересные детские духовые оркестры и решил создать такой же ансамбль и в Новороссийске. Ни одно значимое мероприятие города не обходится без детского оркестра «Юнга». Духовые и ударные инструменты в руках ребят с барабанами задавали ритм и на церемонии награждения участников «Черноморской регаты больших парусников СКФ» на Форумной площади города. Обо всём этом я читаю в издании профсоюза моряков и слушаю рассказ самого Павла Марарова.
    Но знают «Юнгу» и далеко за пределами Новороссийска: оркестр постоянный призёр фестивалей и конкурсов общероссийского и международного масштабов. В репетиционном зале трофеи повсюду – вот кубок фестиваля барабанщиков в Белореченске, диплом победителя конкурса эстрадного искусства в Москве, медали, грамоты, благодарственные письма.
    Павел Мараров показывает диплом на французском языке. Париж, 2013 год. «Это была одна из самых интересных поездок».
    Нынешнее название коллектива родилось не сразу. Первоначальный вариант – романтичные «Алые паруса» оказался уже занятым, может быть, и к лучшему. Стали думать: оркестр пароходский, а пароходство – это моряки, а в составе коллектива – дети. Так и пришло на ум простое и звучное: «Юнга».
    Мараров открыл набор детей. Поначалу было непросто, ведь играть в оркестре считалось в то время просто немодным. Однако уже после первых выступлений коллектива потянулись новички. Ну а когда в репертуар включили барабанное шоу, число желающих поступить в оркестр стало ещё больше.
    Сегодня в «Юнге» занимаются более сорока детей в возрасте от 9 до 17 лет. «В этом году мы впервые устроили отбор среди желающих», - рассказывает дирижёр. «Попросили каждого из претендентов прочесть стихотворение, пройти маршем, прохлопать музыкальный ритм и по результатам принимали решение».
    Все эти годы «Юнга» уверенно опирается на Новороссийское морское пароходство. «Они не просто наши спонсоры, не только помогают нам в организации поездок на фестивали, в закупке инструментов, они наши лучшие друзья и помощники!». Дирижёр демонстрирует тромбоны, трубы, саксофоны и барабаны. «Это очень существенная помощь, ведь всё сегодня стоит больших денег».
    В судьбе «Юнги» приняли участие многие неравнодушные люди. Прежде всего, руководители компании «Новошип», которая в январе 2017 года отпраздновала свой 50-летний юбилей. Было много сказано добрых слов в адрес этого мощного предприятия, прошедшего через смену вех, сохранившего не только материальные ценности, но и духовные, в том числе – жемчужину музыкального Новороссийска оркестр барабанщиков «Юнга». Павел Мараров очень благодарен всем, в первую очередь, президенту Новороссийского морского пароходства Юрию Цветкову и председателю совета директоров Сергею Франку, всем, кто принял, каждый в своё время, какие-то знаковые решения в пользу этого уникального детского музыкального коллектива.
    Новороссийская публика от выступлений «Юнги» неизменно приходит в восторг, жизненный тонус тех, кто слушает «Юнгу», сразу поднимается! Искренность и открытость, с которыми дети выходят на стадионы и площадки, завоевывают тысячи сердец, дают заряд энергии. И люди благодарны творческому коллективу за это.


    Главное – терпение!

    Чтобы научиться играть в нашем оркестре, нужно запастись терпением, - рассказывает дирижёр Мараров.
    Полгода уходит на изучение барабанов и около двух лет потребуется, чтобы освоить духовой инструмент.
    Для этого дважды в неделю дирижёр проводит полуторачасовые индивидуальные занятия, а по воскресеньям собирает ребят вместе на оркестровую репетицию.
    Сложность состоит в том, что надо одновременно обучать новичков, поддерживать старый репертуар и разучивать новые произведения, - говорит дирижёр. Ребята, которые посещают оркестр не первый год, ушли далеко вперёд, им хочется играть новый репертуар, а новичкам сначала предстоит освоить азы. «И всё-таки я стараюсь давать им по крайней мере по одному новому номеру на барабанах в год».
    Произведения, с которыми выступает оркестр, быстро находят своего зрителя. В 2014 году, когда в Новороссийске впервые проходила Черноморская парусная регата, воспитанники Павла Марарова открывали Парад экипажей – это одно из самых зрелищных событий мероприятия. «Зрители пританцовывали, аплодировали – для нас это и есть высшая награда», - говорит дирижёр.
    Оркестр регулярно приглашают на выступления в другие города России и зарубежья. Недавно «Юнга» отправился на конкурс эстрадного искусства «Москва-транзит-Москва» и занял там первое место.
    «Чтобы попасть на этот конкурс в Москве, нужно было победить в отборочных турах», - вспоминает Павел Алексеевич. «Для нас такой тур проходил в Геленджике, и первое место автоматически означало выход в финал. Мы и раньше участвовали в отборочных турах и всегда брали 2-е-3-е места. И вот – победили! Так и оказались в Москве. И на финале жюри присудило нам первое место в номинации «Оригинальный жанр».
    Для большинства детей занятия музыкой – скорее, хобби, чем чёткий ориентир на будущее. «Музыкант – не самая высокооплачиваемая профессия. Я сам советую ребятам поступать в ГМУ имени адмирала Ушакова. Во-первых, это более чем достойный вуз,а во-вторых, там ребята получат специальность, которая позволит уже в молодом возрасте заработать, например, на собственную квартиру».
    Но забыть годы, отданные оркестру и музыке, не получится всё равно. Так что на флот уже сегодня приходят молодые люди, прошедшие школу юнг и знакомые с понятиями «команда» и «слаженность».


    «Очень сложно играть в оркестре»

    Павел Мараров продолжает рассказ о своём музыкальном коллективе.
    В советские времена духовые оркестры были в каждом Доме культуры, на заводах, в учебных заведениях. Потом это увлечение сошло на нет. Поэтому когда в 2000 году начальник Новороссийского морского пароходства Леонид Лоза предложил мне, военному дирижёру в отставке, поддержку в создании духового оркестра, причем детского, сомнений никаких не было: нужно браться за это хорошее дело! Инструменты и репетиционную базу обеспечило пароходство.
    Самому юному нашему музыканту 8 лет, и остальные тоже школьники, но постарше. Состав оркестра обновился уже не раз, но постоянный имидж одного из самых ярких детских коллективов нашего региона «Юнга» сохраняет. Заводные барабанщики – частые гости городских мероприятий и, конечно, без них не обходится ни один праздник в пароходстве.
    В 2008 году оркестру было присвоено почётное звание «образцовый».
    Постоянный состав – 20-25 детей. Раньше были почти одни мальчики, а сейчас где-то пятьдесят на пятьдесят. В основном, это дети без музыкального образования – начинаем с нуля, как говорится. Работаю профессионально: ноты расписываю. Представляете, барабанщики играют по нотам! Обязательно два раза в неделю индивидуальная репетиция. В воскресенье – общая. Сами того не зная, юные музыканты понимают «руку дирижёра». Это очень сложно – играть в оркестре. У каждого свой характер, своё настроение, но у них получается. Всё дело в том, что мы не просто вместе играем, мы – семья. После репетиции вместе идём на море или в кино, в походы успеваем ходить, и родителей с собой берём. В поездках мы иногда несколько суток в дороге. Всё это очень сближает.


    Шоу барабанщиков должно задавать ритм биения сердца!

    В репертуаре «Юнги» классические произведения, военные марши, любимые патриотические песни, современная музыка. Несколько лет назад с подачи сына, тогда курсанта военно-дирижёрского факультета, Мараров начал осваивать новый жанр – барабан-шоу. Первые уроки брали у… Интернета – изучали современные тренды. Потом, вооружившись разнокалиберными барабанами, создали представление: мальчишки и девчонки в ярких костюмах дружно крутят барабаны, подкидывают палочки, выделывают лихие пируэты, и при этом успевают исполнять музыкальное произведение! Зрители, какими бы искушенными они ни были, невольно начинают отбивать ритм. «Я, как дирижёр, не отстаю от своих подопечных в этом фееричном шоу. Кажется, что я и сам одного возраста с ними», - делится дирижёр. И продолжает: шоу барабанщиков должно задавать ритм биения сердца, заряжать и настраивать на позитив. Сейчас готовим новые номера. Надеемся, что будет зрелищно. У нас и старые номера постоянно обновляются, ведь состав коллектива меняется, появляется другое видение. Иногда даже ошибка делает номер интереснее. Изменился и так полюбившийся зрителям номер «Сафари». С ним мы выступали в Париже.
    У «Юнги» уже богатая история участия в конкурсах, мы объездили весь Краснодарский край, занимали призовые места, потом вышли на новый уровень – стали привозить кубки и грамоты из Перми, Ярославля, Гродно. Наши «Юнги» стали финалистами Культурной Олимпиады «Сочи-2014». Выступали для этих спортсменов на олимпийских и паролимпийских играх.


    «Барабаны мира»

    Меня, автора очерка, особенно заинтересовали фестивали, как образцы выхода юных барабанщиков на международную арену. Решил узнать о фестивалях побольше. Как это вообще всё происходит?
    Ну, вначале, естественно, нужно полностью прогнать весь номер от начала до конца на улице, иной раз даже и зимой. В обычном зале маршировать двум десяткам школьников одновременно просто невозможно. Но мороз барабанщиков не пугает. Проходки, прыжки и танцы, тоже часть выступления, а с этим точно не замерзнешь. Да и куда без движения, когда ноги сами пускаются в пляс!
    Иногда юные музыканты так увлечённо отбивают ритм, что даже барабаны рвутся! Мараров назвал это «музыкальным рвением» и решил, что с таким «рвением» — только на фестиваль! И подал заявку на участие в празднике «Барабаны мира». А конкуренция была серьёзная — сотни профессионалов!
    «Наши номера живут отдельной жизнью, и на каждом фестивале звучат по-разному, с какими-то добавлениями. Добавления иногда возникают из ошибок, которые совершают наши музыканты, как я это уже сказал выше, но не «расшифровал», не привёл пример. Скажем, внезапная пауза. Она случилась ненароком. Но мы увидели, что это неплохо, выглядит интересно, есть в этом смысл. И тогда мы намеренно практикуем неожиданные паузы».
    Чтобы научиться отбивать самую простую комбинацию, нужно упорно тренироваться, как минимум полгода. За время многочасовых репетиций коллектив уже стал одним целым. «Это не просто коллектив — это семья, где есть мама, папа. Мы все братья, сёстры. Мы любим играть, мы любим дарить людям наше творчество», — поделилась участница оркестра Кристина Клюева.
    В арсенале у «Юнги» есть барабаны, звучащие басом, есть теноры. Классические и африканские. Отбивая ритм на африканских барабанах, приходится стараться, чтобы сделать это лучше, чем получается у музыкантов из Гвинеи или Сенегала.


    «Спасибо, Павел, за достойную службу и профессионализм!».

    Что за очерк без мнения коллег о главном герое?! И я присовокупляю к рассказу несколько таких мнений.
    «Павел Мараров великолепный дирижёр, в конце 80-х служил в моём подчинении. На окружном конкурсе военных оркестров Туркестанского округа с честью занял главное первое место», - рассказывает бывший начальник военно-оркестровой службы Туркестанского округа заслуженный деятель искусств Узбекистана, композитор полковник Павел Леонтьевич Макаров. Кстати, будет интересно узнать нашим читателям, что П.Л.Макаров до сих пор возглавляет, и с успехом, оркестровую службу, но уже Узбекистана. Сегодня его должность звучит так: начальник военно-оркестровой службы Министерства обороны Республики Узбекистан.
    Итак, главный военный дирижёр, художественный руководитель Отдельного военного образцово-показательного оркестра министерства обороны республики Узбекистан полковник Макаров продолжает.
    «В своё время дирижёр Мараров возглавлял оркестр Ташкентского высшего танкового командного училище в Чирчике. Оркестр под управлением Павла Марарова выделялся среди других аналогичных коллективов округа по всем параметрам! Как по строевой подготовке, так и по исполнению концертного репертуара. Павел пользовался авторитетом и уважением у начальства училища, что позволило ему собрать музыкантов-профессионалов со средним и даже высшим образованием. Дирижёр в короткие сроки вывел в лидеры посредственный оркестр.
    Мараров всегда подбирал интересную и содержательную программу. С его коллективом с удовольствием выступали ведущие музыканты и солисты-вокалисты Ташкента.
    Рад, Борис Романович, что вы пишите очерк об этом достойном музыканте и прекрасном человеке! Желаю ему дальнейших творческих успехов и через много лет говорю: «Спасибо, Павел, за достойную службу и высокий профессионализм!».

    Михаил Гаркуша, военный дирижёр.

    Павла Марарова я знаю ещё со времён учёбы на военно-дирижёрском факультете при Московской консерватории. С первой встречи с ним мы нашли общие точки соприкосновения. А ещё нас объединяло то, что оба мы «афганцы». Приветливый, добрый, целеустремлённый, такой он. Надёжный. Вот слова, которые его характеризуют. Как говорится, с ним можно идти в разведку. В учёбе и в быту он всегда доброжелательный и отзывчивый.
    Ярко проявил он себя как руководитель коллектива. Оркестры, руководимые Павлом
    Мараровым, были всегда на видном месте, где бы он ни служил. Вот и сейчас, являясь руководителем детского ансамбля «Юнга», он радует нас своими яркими и интересными композициями. Молодец, Паша!


    Мараров старший и София младшая

    «Мараров старший». Так подписывается Павел Алексеевич Мараров. Он оказался родоначальником династии музыкантов. Далее идут «по ранжиру» семейной музыкальной династии сын и дочь. Но, думаю, династия не закончилась на этом. Уверен, она будет иметь продолжение.
    На днях, перед самым окончанием написания этого очерка, получаю музыкальную запись внучки Павла Марарова Софии, которой только шесть лет. Но она совершенно интонационно чисто и прекрасным голосом исполняет знаменитую нашу любимую «Катюшу»: «Расцветали яблони и груши, поплыли туманы над рекой…», - вдохновенно поёт ребёнок.
    Удивительно, но фактом является то, что слова песни «Катюша», написанные Михаилом Исаковским в далёком 1938 году, благодаря народной любви и всеобщему признанию, стали одним из самых популярных песенных текстов. Пройдя через десятилетия и «оторвавшись» от автора, покорили всех и вся. И вот теперь – они так по душе маленькой девочке Соне.
    В её исполнении песня звучит также молодо и задорно. Но по-особенному, как ещё не пел никто. Потому что любой исполнитель – уникален. У каждого своё исполнительское «я». У дедушки оно было своё, у папы – своё. И вот теперь Соне Мараровой предстоит узнать, понять, что такое своё собственное «я» в музыке.
    Мне лично кажется, когда я слушаю её исполнение, что она это уже сумела почувствовать. И чему тут удивляться? Наследственность какая!
    Последний раз редактировалось BORIS04; 25.05.2018 в 22:42.

Похожие темы

  1. Очерк Бориса Турчинского. Первая труба Иерусалима
    от BORIS04 в разделе Публикации о музыке и музыкантах
    Ответов: 0
    Последнее сообщение: 20.12.2017, 09:38
  2. Гобоя звук чарующий Очерк Б. Турчинского
    от BORIS04 в разделе Путешествия, музыка и музыканты
    Ответов: 0
    Последнее сообщение: 07.07.2017, 08:25
  3. «Папа Маркус» Очерк Борис Турчинского
    от BORIS04 в разделе Публикации о музыке и музыкантах
    Ответов: 0
    Последнее сообщение: 07.12.2014, 07:52
  4. А.Карабанов: ” Адмиралтейская музыка”. Очерк Бориса Турчинского
    от BORIS04 в разделе Музыка для духовых инструментов
    Ответов: 0
    Последнее сообщение: 11.06.2014, 00:08
  5. А.Карабанов: ” Адмиралтейская музыка”. Очерк Бориса Турчинского
    от BORIS04 в разделе Музыка для духовых инструментов
    Ответов: 0
    Последнее сообщение: 11.06.2014, 00:06

Социальные закладки

Социальные закладки

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •  
Яндекс.Метрика Rambler's Top100