Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	канцберг радикал.jpg 
Просмотров:	51 
Размер:	20.5 Кб 
ID:	110738
Александр Канцберг: «Окно в Израиль»

Борис Турчинский

Город на Дону

Мне давно хотелось побывать в этом необычном городе и написать о его музыкантах. Интерес подогревался ещё и тем, что сам я учился в Одессе, а эти два города – Одесса и Ростов - в ментальном смысле, как бы на одной линии. Мне хотелось сравнить эти города и их культуру.
В среде знатоков Ростов считается столицей российского джаза. А я давно знаком с Сашей Канцбергом, известным джазменом из Ростова. Сегодня он дирижёр, аранжировщик, педагог, художественный руководитель муниципального биг-бэнда израильского города Кфар-Сабы и джаз-оркестра Big Zbang. С 1994 года - заведующий джазовым отделением консерватории и преподаватель джазовых дисциплин Высшей школы имени Б.Каценельсон в Кфар-Сабе.
Канцберг регулярно выступает на джазовых фестивалях в Тель-Авиве, Кфар-Сабе, Москве, Сочи, Ростове-на-Дону, Гродно. Неоднократно был членом жюри популярного международного конкурса молодых джазовых исполнителей «Мир Джаза», который проходит ежегодно в Ростове-на-Дону.
Наконец, я уже писал очерки о ростовских музыкантах – это хорошо знакомые моему читателю Владимир Шиш, профессор Московской консерватории, засл. арт. РФ, композитор Борис Левенберг… Ну, и захотелось увидеть их город именно в знаменитую летнюю ростовскую жару, о которой даже песня написана: нам ли, израильтянам, бояться яркого южного солнца!
Многие мои друзья еще чубатыми хлопцами поехали в Ростов поступать учиться на музыкантов - и достойно поступили! В этом интернациональном городе смотрели на их музыкальные способности, а не на ту страницу паспорта, где красовалась известная графа. В связи с этим вспоминается мерзкий – а с сегодняшней позиции, и курьезный - случай.
Был в Киеве известный на то время композитор, облеченный всевозможными советскими регалиями (обойдемся без фамилии).
Борис Левенберг, сегодня член союза композиторов России и Израиля - рассказывал, как однажды, будучи студентом Уманского музыкального училища, привёз ему свое произведение. Просмотрев партитуру, вальяжный мэтр изрёк, что внутри всё похвально, но… титульный лист никуда не годится… Вот и бежали талантливые ребята от столичного антисемитизма в окраинный Ростов. Кстати, и мой брат Геннадий по той же самой причине поехал учиться в Ростов, окончил ВУЗ с отличием, стал прекрасным фаготистом, работал в Ростовской филармонии.

Особая, ростовская система

Кроме того, в Ростове регулярно проходит ставший уже традиционным международный конкурс молодых исполнителей «Мир джаза». Художественным руководителем которого является Адам Терацуян, а председателем жюри Игорь Бутман. Александр Канцберг - член жюри, благодаря ему конкурс не обходится без израильских исполнителей. Это главный российский джазовый конкурс, и не случайно он проводится именно на донской земле, в городе с богатыми джазовыми традициями.
Бывает, в конкурсе участвует до полусотни исполнителей, выступления выходят за рамки города, продолжаясь в Азове и Таганроге, где мне также довелось побывать.
Сложилась особая, ростовская, система полного академического джазового образования: школа – колледж – консерватория – аспирантура. И о ней именно так и говорят специалисты - как о ростовской системе. Основателем джазового отделения в учебных заведениях Ростова и инициатором конкурса молодых джазовых исполнителей, который успешно проходит на протяжении долгих лет на этой земле, был Ким Назаретов.

Справка.

Ким Аведикович Назаретов (24 августа 1936, Ростов-на-Дону – 18 июля 1993, там же). Российский пианист, дирижёр, руководитель джазового оркестра, энтузиаст джазового образования. Первым получил звание профессора на открытой им джазовой кафедре в Ростовской консерватории имени С.В.Рахманинова. Сыграл выдающуюся роль в становлении джаза в России.

Отрадно было узнать в Ростове, что директор колледжа искусств Ирина Ищенко не видит разницы между академическими жанрами и так называемым лёгким. Она со своей стороны делает всё, чтобы джаз рождался и рос на донской земле. И в частности, чтобы конкурс, проводимый на базе колледжа, стал неотъемлемой частью культуры Донского края и приобрёл долгосрочную перспективу. Проведение такого масштабного конкурса в стенах Ростовского колледжа искусств для неё и всего преподавательского состава – большая честь и ответственность.


«Окно в Израиль»

И ещё в Ростове усилиями всё тех же энтузиастов действует и развивается международный джазовый проект «Окно в Израиль»
О том, что такое программа «Окно в Израиль», лучше всего скажет перечисление имён людей, с самого начала заинтересовавшихся проектом. Игорь Бутман (с ним, мне, кстати, предстояло вскоре встретиться на джазовом фестивале в Сочи), Олег Аккуратов, Адам Терацуян – все эти люди, узнав о возникновении такой программы и побывав на первых выступлениях, просто влюбились в израильскую музыку. Александр Канцберг стал адаптировать различные темы, даже и еврейские религиозные, к джазовому стилю - и получилось необыкновенно интересно!
Более восьми лет подряд израильский музыкант, уроженец Ростова, организовывает в Ростове праздничные концерты Ханука-Свинг. На них звучит и идишская музыка, и восточная. Прекрасно уживаются вместе эти два стиля! Интересные совместные выступления получаются с виртуозом-скрипачом Саней Кройтором, которого по праву называют израильским Паганини.
Программа «Окно в Израиль» зародилась в союзе с посольством государства Израиль в России и с его атташе по культуре Яффой Оливецкой к 25-летию восстановления дипломатических отношений между нашими странами. Презентация состоялась не так давно, в 2016 году: это молодой, успешный, многообещающий, развивающийся проект с хорошим будущим. Первые концерты прошли с оркестром Игоря Бутмана в Москве с большим успехом!
В программе фестивалей «Окно в Израиль» обычно хорошо известная израильская музыка и песни. Их я услышал также и на джазовом фестивале в Сочи. Это «Кшэ ат боха, ат ло яфа бихляль» («Когда ты плачешь, ты не симпатична»), «Маком ле деага» («Место для печали»), «Нешика ришона» («Первый поцелуй»), «Бай мир бист шэйн» («У меня ты самая красивая») и другие.

Что же представляет из себя этот проект, созданный Александром Канцбергом?

Полное его название: Международный культурный проект «Окно в Израиль». В программе концертов звучат популярные израильские мелодии, аранжированные для биг-бэнда и солистов, в исполнении джаз-оркестра Московской академии имени Маймонида под руководством Павла Овчинникова, израильского вокалиста Дорона Бен Ами, московской певицы Аллы Рид, при участии ректора Академии профессора музыки Янкелики Сушковой-Ириной, которая участвует в программах в качестве исполнительницы на арфе. Специальный гость программы – известный российский джазовый музыкант и педагог, заведующий джазовым отделением Ростовского колледжа искусств Адам Терацуян (контрабас).
Александр Канцберг обычно принимает активное участие в джазовых фестивалях Израиля, России, Беларуси. Неоднократно был приглашён в состав жюри крупнейшего в России международного конкурса молодых джазовых исполнителей «Мир Джаза», проводимого в Ростове. Конечно же, он неизменный участник и желанный гость и на учреждённом им фестивале «Окно в Израиль».
Проект, созданный Александром Канцбергом, уникален в своём стиле. Всего за каких-то полгода автору удалось собрать лучшие композиции еврейских авторов и подготовить джазовые аранжировки, что даёт возможность зрителям одновременно насладиться прекрасным джазом и мысленно перенестись в Израиль, познакомиться с популярными музыкальными произведениями и традициями этой страны.
Руководит проектом Регина Равская в программе «Поддержка культуры» «Проект вызван к жизни необходимостью создавать условия для всестороннего развития личности. Знакомство с музыкой других народов духовно обогащает человека, независимо от возраста, а укрепление и поддержание межнациональных связей посредством мировой джазовой культуры в современном обществе имеет огромное значение в глобальном смысле». Так написано в уставных документах фестиваля.
Действительно, в настоящее время многие наши современники - прежде всего дети - растут на примитивных музыкальных «шедеврах», единственной целью которых является бездумное подчинение ритму. Это создаёт обстановку духовного вакуума.
В проекте Александра Канцберга, кроме высококачественной культурной составляющей, присутствуют новизна и образовательный момент. Проект способствует поддержанию и налаживанию межнациональных и межэтнических связей, укреплению дружбы и добрососедских отношений в многонациональном городе, где есть значительные украинская, армянская, ассирийская, азербайджанская и другие общины.
Мне, конечно же, очень хочется расспросить Александра Канцберга о начале начал, о том, как этот интересный проект им задумывался, как начинался, развивался. Но понимаю, что «начало начал» не в этом. Поэтому пока придерживаю свой интерес и начинаю интервью с другого.


«Мой отец был бы счастлив!»

- Александр, кем были твои родители и какое значение сыграли они в твоём музыкальном образовании?

- Мой отец Яков Айзикович Канцберг был большим любителем джазовой музыки и ходил на все концерты, какие только проводились в Ростове. Естественно, с собой брал и меня, не подозревая, что этим самым взращивает во мне зёрна любви к этому виду искусства.
У отца была большая фонотека виниловых дисков. Он любил слушать оркестры Эди Рознера, Дюка Эллингтона. Наблюдая за мной, отец вскоре понял, что и мне эта музыка по душе. У него родилась мечта, чтобы в будущем я тоже стал джазовым музыкантом, а может, и дирижёром джазового оркестра. На то время мечта, можно сказать, утопическая. Вспомним, какую роль отвели партия и правительство этому виду искусства. К сожалению, мой отец не дожил до того времени, когда я встал на подиум дирижёра. Он был бы счастлив!
После музыкальной школы я поступил в музучилище. Играл в рок-группе на клавишных и на саксофоне. Увлекался Чарли Паркером. Как все эстрадники, работал в различных оркестрах и даже в ресторанах. Набирался опыта. После работы мы собирались, импровизировали.
В «космополитическом» и интернациональном Ростове-на-Дону было положительное отношение к джазу. Я люблю этот город. И не только потому, что я там родился и прожил основную часть своей жизни. Тут у меня много друзей. Я знаю, что они меня всегда с радостью ждут. Очень помогает мне Адам Терацуян – известный музыкант, композитор, заведующий отделением джазовой музыки Ростовского колледжа искусств. Мы с ним дружим уже почти 40 лет. Играем вместе с пятнадцатилетнего возраста. Он участвует в моих музыкальных проектах, а я - в его.


«Музыка очень интересная, оригинальная, колоритная»

В качестве дирижёра различных джаз-оркестров Александр Канцберг много работал с известными солистами, среди которых Рэнди Бреккер, Игорь Бутман, Адам Терацуян, Олег Аккуратов, Леонид Пташка, Роберт Анчиполовский, Эрец Барной, Амос Хофман, Дорон Рафаэли, Петер Вертхаймер, Авраам Фельдер, Йоси Файн, Саня Кройтор, Леонид Сендерский, другие.
Известный российский музыкант-джазмен Игорь Бутман не только часто и с удовольствием исполняет музыку и аранжировки Саши Канцберга, но и неизменно даёт им высокую оценку. Недаром он приглашает Александра на свои многочисленные проекты и выступления и как исполнителя, дирижёра, и как члена жюри всевозможных джазовых конкурсов. Сразу же очень понравилась Игорю Бутману Сашина программа «Окно в Израиль». Вот, что он о ней сказал: «Музыка очень интересная, оригинальная, колоритная. Спасибо Саше, что он её адаптировал для биг-бенда».
Для большей части европейцев, в том числе и россиян, музыка Израиля ассоциируется с песней «Хава Нагила» и ещё с парой известных песен на идиш. Все путают еврейскую музыку с израильской. А ведь за 70 лет нашей новой израильской истории появился целый пласт замечательной музыки композиторов страны. Надо отдать должное нашим посольствам за границей, которые поддерживают идеи Александра Канцберга. В частности, посольство в России активно поддерживает его программу «Окно в Израиль». Но всё же больше поддержки автор и исполнитель имеет от еврейских общин в разных городах России.


Этот город, знакомый до слёз

- Александр, из нашего общения я понял, что тебе очень близок Ростов, твой родной город. Что в нём есть такого, в этом городе, что когда ты о нём рассказываешь, чувствуется волна положительных эмоций, которая передаётся собеседнику? Консерваторию в своём любимом городе Ростове ты окончил на кафедре хорового и симфонического дирижирования?

- Я люблю свой город не только за то, что он самый красивый и самый лучший, знакомый мне с детства, кажется, до каждой трещинки на асфальте, я не могу не любить его за то, что тут дали реализоваться моей мечте!
Консерваторию я окончил как хоровик, а симфоническое дирижирование - факультативно. Направление я получил в Первую музыкальную школу имени Чайковского руководителем хора. Не скрою, что мне не очень это было интересно. Я переключился на детский камерный хор, с которым в дальнейшем много выступал. Пели и джаз, и классику. С большим успехом выступили в Ленинградской консерватории, ездили на концерты в Польшу. В хоре пели дети 9-13-ти лет. Многие из них стали затем профессиональными музыкантами. И все они в один голос благодарят за прекрасную музыкальную базу, которую получили в детстве. Мне это не просто приятно - я чувствую себя очень нужным, востребованным, продолжателем большого музыкального дела, великих традиций музыки, а это так важно!



Так в СССР появился джазовый факультет

- Когда твой взор обратился к джазовой музыке? Я знаю, что именно в вашей консерватории первой в СССР появился джазовый факультет. Как такое могло произойти, как это случилось? Как это было «пробито» вами наверху? Уверен, что было много негативных моментов, много помех на пути.

- Естественно, что было много препятствий к возникновению джазового факультета в консерватории. В те времена всё делалось с оглядкой на Москву, на её реакцию. Было мнение, что джазовая музыка – это музыка несерьёзная, ресторанная, развлекательная. Джазовых музыкантов называли «халтурщиками». Вот такое унизительное слово. На самом же деле, музыка джаза – это музыка свободная, демократичная, импровизационная - поэтому она не всегда она вписывалась даже и в строгую, казённую систему нотной записи, тем более – в политическую систему страны.
Были люди, которые пробивали эту бетонную стену неприятия джаза. Нашёлся такой человек и у нас в Ростове-на-Дону - Ким Назаретов. Он смог убедить начальство в необходимости открыть джазовое отделение в консерватории. Но чтобы не пугать московских кураторов, мы сначала назвали это отделение эстрадным. Слово «джазовое» при этом не звучало, истинная суть умалчивалась, и только впоследствии новое отделение стало называться «эстрадно-джазовое».
Помню визит к нам пианиста Игоря Бриля. У нас с ним была интересная встреча, сегодня это называется мастер-класс. И ещё ведь важно отметить, что Ростов-на-Дону - интернациональный город. Многие ребята еврейской национальности, а это национальность свободного духа, так подходящая для джаза! Ребята, которые не могли пробиться в украинские вузы, поступали к нам, привносили в работу факультета что-то своё, свежее, оригинальное, и факультет развивался. Многие из этих ребят были гордостью факультета и преподавателей, стали впоследствии прекрасными музыкантами, лауреатами международных и всероссийских конкурсов исполнителей на духовых инструментах и не только.
Кстати, если говорить о ростовском интернационализме… Вырос я в армянской части города, в Нахичевани. Знаю армянский язык и горжусь этим. Хорошо знаю армянскую музыку. Кроме вдохновения, это давало мне ещё и дополнительный заработок: мы играли на армянских свадьбах, но это также и расширяло мой кругозор музыканта и человека!
Какая у армян прекрасная музыка! Как они импровизируют, какие песни у них – проникают до самой глубины сердца!

- Кроме дирижирования и руководства коллективами, ты ещё и неизменно прекрасный саксофонист-исполнитель, а в последние годы ты освоил армянский народный инструмент дудук.

- Зная, что я увлекаюсь армянской музыкой, наш завкафедрой попросил меня написать пару аранжировок для оркестра и дудука. Я уклонился от этой просьбы - наверное, тогда ещё просто не пришло время. И только два года назад я решился. Исполнял свои «армянские» аранжировки на концерте, посвящённом 75-летию Кима Назаретова. Я сам научился играть на дудуке и исполнил в своей обработке песню армянского композитора Комитаса. Памяти моего учителя. Дирижёром оркестра был на том концерте мой друг Адам Терацуян. Игорь Бутман оценил произведение, сказав только одно слово: «Потрясающе!».
Вот и одной из причин моего приезда в Израиль было то, что я очень интересовался восточной музыкой, я её всегда по-настоящему любил и люблю.


Наука джаза

- Саша, я размышлял, брать ли в кавычки слово «наука» в заголовке. Как будто и надо бы, ведь вряд ли джаз имеет какое-то отношение к науке, как-то плоховато сочетаются эти два слова, а многие до сих пор считают джаз несерьёзной музыкой. Но с другой стороны, джазовое исполнение – это вовсе не произвольное киксование на саксофоне, как это понимает досужий слушатель, у джаза свои строгие правила, этой музыке нужно серьёзно учиться. Поэтому, хорошо поразмыслив, я всё же отказался от кавычек. Уверен, что есть своя наука у джаза. А ты как думаешь?

- Я не просто на все сто процентов согласен с этим, а ещё и добавлю: чтобы освоить эту самую науку джаза, мне пришлось выучить английский язык и поехать в США, где я учился джазу «настоящим образом». Приезжая затем в Ростов и другие города России, я с удовольствием делился и сейчас делюсь своим опытом, даю уроки джазовой импровизации, стилистики игры.
Тем же путём, как оказалось, шёл и прославленный джазмен Игорь Бутман, науку джаза он осваивал тоже на родине этого вида искусства, в Америке.
Важным моментом в моей жизни стала наша дружба с этим выдающимся российским джазовым музыкантом, народным артистом России. Изначально он играл как самородок, и только лишь когда он прошел в Америке обучение основам джазовой музыки, загорелась его звезда.
Кстати, именно в клубе Игоря Бутмана на Таганке был впервые показан наш джазовый проект «Окно в Израиль», так понравившийся всем.

- Мне очень приятно, Саша, что благодаря тебе я также познакомился нынешним летом с Игорем Бутманом, да не где-нибудь, а в Сочи, на джазовом фестивале.


Солдат… с саксофоном

- Александр, я знаю, что в армии ты играл на саксофоне, пел в хоре. Интересно было бы услышать твои воспоминания о военной службе в ансамбле песни и пляски Северо-Кавказского военного округа. Какая тебе в этом творческом коллективе была отведена роль?

- В армию меня призвали после консерватории на полтора года. Почти все солдаты срочной службы, которые служили со мной, были моими друзьями. Пел в хоре. Играл на саксофоне в оркестре ансамбля. Ну, и, конечно, свою эстрадную лепту я внёс в репертуар коллектива. Делал аранжировки, и к концу службы начальник ансамбля предложил мне подписать с ним контракт. Предлагали офицерское звание, предлагали стать помощником руководителя хора. И я уже чуть было не уехал служить в ансамбль песни и пляски в город Веймар, но в это время Ким Назаретов пригласил меня преподавать в консерватории, и я выбрал второе. Это была моя мечта, и она осуществилась.



И исполнительство, и преподавание

- Саша, неоднократно слушал я твой замечательный молодёжный джаз-оркестр из Кфар-Сабы. Как тебе с ним работается?

- В 1996 году мне представился случай создать в городе Кфар-Саба молодёжный джазовый оркестр. Изначально он был при школе Каценельсон, а сегодня это городской оркестр. По совместительству я начал работать и с местным любительским оркестром (в Советском Союзе он назывался бы самодеятельным). Все музыканты – любители, и я с этим коллективом работаю уже 14 лет.
Постепенно оркестр превращается в профессиональный коллектив, и мы мечтаем его превратить в штатный. Выступаем по всей стране, и не скрою: пользуемся успехом. Десять программ в год! Это для оркестра довольно прилично. Я с удовольствием пишу аранжировки и оригинальные композиции. С оркестром выступают солисты-вокалисты. Также я преподаю в консерватории Кфар-Сабы, заведую джазовым отделением.

- Вот именно об этом мне и хочется поговорить с тобой: каков «удельный вес» преподавания в твоей жизни, а каков - исполнительства.

- Ты знаешь, Борис, я всегда любил быть учителем, это началось с пионерского лагеря. Я уже тогда понимал – чтобы преподавать, надо знать больше, чем ученики. А значит, нужно постоянно совершенствоваться и быть впереди. За десять лет преподавания в России и далее, в последующие годы в Израиле, считаю, у меня появились ощутимые результаты. Многие из моих учеников стали хорошими профессионалами. Дан Райхлин – сегодня всемирно известный музыкант. Руководитель коллективов и аранжировщик. Хаим Мазар пишет музыку для фильмов в Голливуде - разве это не гордость! Прекрасный музыкант - мой бывший ученик Урий Гурвич. Практически, в каждом израильском музыкальном ансамбле есть мои ученики. Недавно был на концерте Мати Каспи - и там играют двое моих одарённых ребят!

- В своё время Аркадий Агашкин – золотая труба Израиля, дирижёр, аранжировщик, педагог - рассказывал мне, что как-то играл с тобой и сразу понял, что ты профессионал высокого класса. А потом был очень рад узнать, что ты стал преподавать в консерватории, организовал там юношеский биг-бэнд – начал такое благодарное и нужное дело!

- Мне нравится делать то, что я сегодня делаю. Я пропагандирую израильскую музыку в России и не только. После моих проектов меня начали называть Маэстро. Непривычно, но приятно! После знакомства с моей программой многие меняют своё отношение к Израилю и его людям. Для меня это важно. Ведь что они видят по телевизору? Израильские солдаты стреляют по детям за колючей проволокой. Бедные палестинцы! И так далее… А тут другая сторона медали. Многие начинают понимать, что Израиль хочет жить в мире, и мы, музыканты, призываем к миру своим искусством.
Что же касается преподавания, детей, молодых ребят, с которыми работаем, то и их мы учим доброте, которую несёт музыка, учим их тому, что искусство не может быть агрессивным. И как приятно, что есть последователи в нашем тяжёлом деле, как интересно наблюдать за детьми - как они меняются год от года, приходят такими маленькими, наивными, а уходят совсем взрослыми, рассудительными, поумневшими.


Побывал я также и в Сочи!

В Ростове-на-Дону, родном городе Александра Канцберга, мы с ним не встретились, разминулись. Да в этом и не было большой необходимости, так как мы часто видимся в Израиле. Экскурсоводами по Ростову у меня были другие музыканты. Зато мы оба поехали далее на юг и встретились в Сочи, на джазовом фестивале, где обычно выступает Александр и звучит израильская музыка.
В центре Сочи, на площади Флага, год от года открывают традиционный джазовый парад и концерт прославленного Игоря Бутмана. Саксофонисты, трубачи и барабанщики во главе с российским джазменом, президентом фестиваля Игорем Бутманом, проходят по Навагинской, главной пешеходной улице города-курорта.
Концерт, естественно, бесплатный, под открытым небом, длится несколько часов и собирает тысячи зрителей! Традиционно в концерте принимают участие музыканты из России и Израиля. Конечно же, не обходится без нашего Александра Канцберга.
Я беседовал с устроителями, и они рассказали мне, что очень непросто делать каждый последующий фестиваль так, чтобы он стал лучше предыдущего, - а именно в этом состоит одна из главных задач! Но Игорю Бутману и его помощникам такая задача по плечу. В чём секрет? Прежде всего в том, что Бутман находит именно тех артистов, которые нужны. Бутман есть Бутман! Великий джазмен, выдающийся организатор!
Игорь Михайлович молодой ещё человек, родился в 1961 году в северной столице – Ленинграде. В нём удачно сочетаются интеллигент петербургский и московский. Народный артист России. Арт-директор московских джазовых клубов «Джаз-клуб Игоря Бутмана на Таганке» и «Джаз-клуб Игоря Бутмана на Полянке». Продюсер многих международных фестивалей, среди которых такие известные, как «Триумф Джаза», «Sochi Jazz Festiaa», владелец российско-американского джазового лейбла «Butman Music». В 2012 году возглавил Московский джазовый оркестр.
По традиции первый концерт сочинского фестиваля начинается с выступления любимого в городе биг-бэнда «Сочи». «Это потрясающий коллектив, мне кажется, что это тот самый случай, когда традиционный фестиваль в родном городе и приезд звёзд первой величины привёл к тому, что профессиональный оркестр постоянно прогрессирует. То есть каждый год, когда мы его слышим, мы понимаем, как много сделано коллективом за год! И это достойное начало фестиваля», - рассказал мне Игорь Бутман.
И я хочу, Саша, сказать тебе, что ты с блеском представляешь искусство и музыку Израиля на многих международных подмостках. Вот и сейчас я был горд за тебя и твои с успехом прозвучавшие музыкальные наработки. Большое тебе спасибо! Благодарен судьбе и тебе, что именно в это время я оказался в Сочи. Ну, скажи, что это случайность! А ещё я рад личному знакомству с известными в мире джаза музыкантами Игорем Бутманом, Олегом Аккуратовым, Вадимом Эйленкригом, Джеком Шейниным, Алексеем Терентьевым, Адамом Терацуяном, Сергеем Кокориным. Впечатления от игры их коллективов великолепны! Выше всяких похвал! Это было блестяще!
Не могу не выразить своё восхищение твоими аранжировками в исполнении сочинского оркестра. На бис публикой была встречена песня израильского композитора Наоми Шемер «Йерушалаим шель заав» («Золотой Иерусалим») в замечательном исполнении оркестра «Сочи» и солистки Лауры Водяницкой. Надо заметить, что пела она на очень хорошем иврите.
История джазового фестиваля в Сочи началась в 2010 году как «Акваджаз» вместе со стартом в олимпийской столице Культурной олимпиады. В 2017 году Игорь Бутман и компания «Igor Butman Music Group» решили провести ребрендинг знаменитого сочинского фестиваля и подчеркнуть его городской статус: в итоге «Акваджаз» сменил название на «Sochi Jazz Festiaa».
Хочу перечислить те коллективы, великолепную игру которых я слышал в Сочи. Это прежде всего джаз-оркестр из Москвы под управлением народного артиста России Игоря Бутмана, джаз-оркестр «Сочи», руководитель Сергей Кокорин, джаз-оркестр из Ярославля, руководитель Алексей Терентьев. Талантливый певец и пианист Олег Аккуратов, ударник Джек Шейнин.
Сочинский фестиваль не только показывает лучших, но и отыскивает новые таланты, поддерживает и оркестры, которые только начинают свою деятельность. На этом фестивале даже сам мэр города играл на музыкальном инструменте! Городской голова Анатолий Пахомов принял участие в джаз-параде, наигрывая на кампана – латиноамериканском ударном инструменте, который представляет собой металлический колокольчик без языка.
«Именно этот фестиваль в числе других событийных мероприятий сделали город таким, каким мы его сегодня видим: курортом, который туристы посещают круглый год», - сказал Анатолий Пахомов. По его словам, «Sochi Jazz Festiaa» – это уже давно бренд, поэтому для города это не только праздник, но и ответственность.
В программе фестиваля всегда не только выступления ключевых фигур мирового джаза на сценах Зимнего театра и концертного зала «Фестивальный», но и творческие встречи, где всегда присутствует атмосфера всеобщего музыкального праздника!


Последний концерт - это всегда главный итог

Естественно, я не мог не задать Александру Канцбергу обязательно-традиционный вопрос о его планах и узнал, что Александр продолжает заниматься своим любимым делом – адаптирует различные темы к джазу, и получается очень интересно. Концерты, выступления, новые фестивали…
И вот – новое большое выступление – «на краешке лета». В конце августа прошёл концерт Александра Канцберга у него в Кфар-Сабе.
Последний концерт – он всегда, как главный итог. И о том, что «главного итогового» было в этом концерте, я скажу в самом конце. А пока – небольшое необходимое предисловие, которое я попросил сделать самого Александра.
«Творческий контакт между мной, джаз оркестром «Big Zbang», которым я руковожу уже более 14-ти лет, и различными солистами приносит новые идеи для создания уникальных проектов, которые в таком молодом государстве, как наше, ещё не осуществлялись на должном уровне.
У меня уже существуют проекты, которые прошли презентацию в нашей стране и успешно воплощаются с различными джаз-оркестрами за рубежом - такими как «Бесамэ мучо» с прекрасной испаноговорящей вокалисткой Анной Шпиц, проект «Посвящение Фрэнку Синатре», с вокалистом Ароном-Ли Сайксом, «Романтика» с вокальным трио, «Восточный Экспресс» со скрипачом-виртуозом Саней Кройтором. А сейчас – новый проект «Лас Вегас» с прекрасным вокалистом Рэмом Флэмингом, в который вошли хиты из репертуара известных вокалистов и который исполнялся на концертных площадках Лас Вегаса.
Далеко не каждый вокалист может взяться за исполнение такого сложного и уникального в своём роде репертуара, аранжированного мною для биг-бэнда. Презентация проекта и состоялась у нас в Кфар-Сабе «под занавес лета».

Но это еще не всё. Я добавлю главное. Концерт так удался, что по просьбе многочисленных поклонников джаза и городского руководства его программа вскоре повторится. На бис!
Не это ли лучше всего характеризует музыканта, его работу, всю его жизнь в музыке?..