Foto: bilde no Alīses Klimanskas arhīva

Флейтистка Алиса Климанская: «Есть определенная красота этого времени»

17:24? 22.11.2020.
Культура
Автор: Андрей Шаврей (журналист)


Алиса Климанская, судя по всему, яркий образец современного музыканта из Латвии. Несмотря на молодость, она уже многое успела - по окончании школы имени Эмиля Дарзиня уехала, как и многие другие ее юные коллеги, на учебу в Великобритании, училась в престижнейшем университете, но помимо музыкальной профессии, занималась и другими. Сейчас она вновь в родной Риге, переживает пандемию. Что впереди - неизвестно. Но что-то обязательно будет и наверняка интересное.

ПЕРСОНА
Алиса Климанска - флейтистка и музыкальный педагог из Латвии.
В 2008 году Алиса окончила музыкальную школу имени Дарзиня по классу флейты у профессора Иманта Снейбиса. Продолжила своё образование в Guildhall School of Music and Drama в Лондоне. Профессора Иан Кларк, Висэм Бустони и Дэвид Долан - неординарные личности и музыканты с ярко выраженной индивидуальностью - стали главными педагогами Алисы.
Алиса многократно выступала с пианисткой и обладательницей рекорда Гиннесса - Эвелиной Де Лэйн, с певцом и автором песен Александром Казаковым, музыкальным ансамблем Rāmi Riti. В 2017 году Алиса вместе с пианисткой Элиной Гайле выступала в прямом эфире с концертом в студии Латвийского радио - 3 Klasika, где исполнила произведения зарубежных композиторов и свою импровизацию для соло флейты Eclipticae. В 2018 году этот же дуэт впервые в Латвии сыграл одно из сложнейших произведений, когда-либо написанных для флейты и фортепиано - «Сонатина» Пьера Булеза.
Сейчас Алиса активно развивает свой музыкальный импровизационный проект OTHALA, в котором также участвуют Андрей Эйгус (клавиши, электроника) и Каспар Курдеко (ударные инструменты). На данный момент также работает над собственным альбомом авторской музыки, где снова предлагает слушателю различные эксперименты - например, соединяет звучание европейской классической флейты со звучанием флейт из других частей света - перуанская quena, индийская bansuri.


- Алиса, как у вас этим летом, когда ненадолго воскресла культурная жизнь, дела обстояли с концертами?
- Летом большой разницы с обычным времени даже не почувствовали, наше трио OTHALA участвовало в летних фестивалях. Можно сказать, что у нас все случилось. Например, один фестиваль - Kometa - проходил на природе, там не было вообще ограничений и все гуляли на солнышке и слушали музыку. Затем в сентябре в музее истории Латвийской железной дороги проходил концерт в рамках фестиваля Balta nakts, он там прошел благодаря тому, что музей занимает большое пространство. Было много людей, хотя и с дистанцией в два метра и была очень приятная атмосфера.
В общем, все старались найти какие-то альтернативы обычному формату. Было видно, что после полной тишины, которая была в марте-июне, люди истосковались по концертам.

- Кстати, вот те три месяца весной, когда была первая чрезвычайная ситуация, как вы их провели?
- Отлично провела! Я так говорю не потому, что оптимистка. Просто история повторяется в разных вариациях. Те люди, которые живут больше, чем я, могут припомнить и другие не самые лучшие времена. Так что на все это надо стараться смотреть с ясной головой.
Те месяцы как раз пришлись на тот период, когда я переезжала с квартиры на квартиру. И я стала делать ремонт. Кажется, у многих моих коллег в тот момент был самый распространенный вид времяпровождения - делали ремонт. То есть, занимались тем, что все время откладывали на потом. И в этом смысле я была рада, что не надо ни с кем общаться, не надо никуда бежать по привычным делам. Выпало время, когда можно заняться самой собой. Такая пауза, когда можно подумать, что следует делать дальше.

- Извините за личный вопрос, но на какие же средства вы жили, если нет никаких концертов?
- По счастью, так получилось, что перед этим я была в большом туре в Великобритании и вернулась как раз в феврале. Это был тур с труппой Moscow City Ballet, для зарубежных гастролей они собирают артистов из разных европейских стран, там много музыкантов из Латвии - например, наши оперные ребята. Выступали в Лондоне, Манчестере, Ноттингеме, Бирмингеме, а потом поехали в Дублин. Так что были деньги, которых мне как раз хватило на это неспокойное время.

- Какой у вас сейчас был последний по времени концерт и какой планируется в будущем?
- О будущем сейчас сказать сложно... А предыдущий... Я играю, среди прочего, в коллективе Rāmi Riti, который играет такую медитативную, фольклорную музыку, но кроме того, мы и сами создаем музыку. То есть, берем латвийские дайны, пишем музыку, солистка поет. Один из последних концертов перед второй чрезвычайной ситуацией состоялся в Смарде, в небольшом и красивом городке, где есть свой дом культуры. Часто ездим по таким городкам, куда приглашают. Но в основном играем в Риге, а также в Сигулде бываем - это два наших любимых места.
8 ноября, за день до введения чрезвычайной ситуации, в пальмовом доме Ботанического сада участвовала в постановке Надин Боковиковой «Песнь песней». Я там играла со скрипачкой Натальей Григорович, наш дуэт сопровождает актеров музыкально. И мы импровизируем - слушаем текст и вместе с драматическими актерами работаем тоже как актеры, но музыкальные.

- В масках зрители уже были?
- Да, бывали такие. Ощущения, конечно, у нас, музыкантов, были странные, необычные. Хотя глаза видны и видны эмоции, так что понятно, насколько человек вовлечен или нет в музыкальный процесс. Да первое время даже и на улице людей в масках было странно видеть, а теперь на это не обращаешь внимание. Привыкаешь.

- А что дальше?
- У меня опять намечен с Moscow City Ballet тур в январе, так что в Риге ничего не планировала. Но не совсем ясно, состоится ли эта поездка, потому что следующие месяцы покрыты туманом. И поскольку сейчас такая пауза, со скрипачкой Наташей Григорович ближайший месяц посвятим тому, чтобы делать записи, а потом сделаем уклон на небольшие концерты такого домашнего формата, в небольших помещениях - на самом деле это как раз то, что мне очень близко. Возможно, будем совмещать приятное с полезным, будем делать открытые репетиции.

- Я сразу вспоминаю, как в мае вдруг разрешили концерты с участием до 25 человек и это было чуть ли не сенсацией. Сам Паулс выступал для двадцати слушателей!
- Если угодно, в этом есть определенная красота этого времени, когда можно выступать более индивидуально, придумать что-то более камерное и уютное. Важно, что спрос на это есть, потому что все время сидеть дома никто не хочет.

- Вы ученица нашего знаменитого флейтиста, профессора Иманта Снейбиса. Когда в последний раз с ним встречались?
- Это было как раз на его юбилее, в феврале месяце. Но мы созваниваемся периодически, он интересуется как дела. И как здоровье. Он очень любит своих учеников и за них болеет всей душой и по возможности максимально участвует в нашей творческой жизни. И с ним всегда интересно поконсультироваться. Я у него училась в музыкальной школе имени Эмиля Дарзиня, по окончании которой уехала в Великобританию.

- Любопытно, что самое сложное в профессии флейтиста?
- Это как и у скрипки и у виолончели, наверное, но во время игры на флейте надо особо тонко чувствовать инструмент. Это не тот инструмент, который легко поддается. Ты должен огромное количество времени вложить в то, чтобы просто освоить само воспроизведение звука. Это очень трудно понять людям, которые смотрят на исполнение со стороны и не знают тонкостей и думают, что все просто: подул и зазвучал инструмент.
На самом деле это сложный процесс. И точно так же, как голос у вокалистов, флейта очень связана с телом исполнителя, со связками, с дыханием. И каждый день инструмент у тебя звучит по-другому. Один день все звучит идеально, а на другой день просыпаешься помятой и тебе надо два часа разыгрываться. В общем, флейта капризный инструмент и в этом, наверное, его сложность.

- Почему именно флейта? Родители посоветовали?
- Я выбрала этот инструмент! И до сих пор не могу точно сказать, откуда взяла эту идею. Помню только, что мне было лет девять, наверное... Хотя нет, помню, сперва у нас в Болдерае открыли музыкальную школу, и я пошла на уроки танцев, но там была очень строгая балетная учительница, я ее очень боялась. Пришла домой и сказала, что больше на танцы эти не пойду. Потом я задумывалась о фортепиано, но родители сказали - нет, фортепиано мы покупать не будем (смеется)... И через какое-то время сказала, что хочу играть на флейте.
Я не знаю, почему у меня был такой выбор, но он оказался точным. Хотя родители на это смотрели достаточно скептически. Думали, поиграю недельку и брошу, но не тут-то было. Помню, они купили мне первый инструмент - очень старый, немецкий, очень тяжелый, чуть ли не музейный экспонат. Реально - теперь точно можно ставить такой на полочку в музее, потому что такие уже не выпускаются.
У меня была прекрасная первая учительница Ольга Редзевская, которая в меня многое вложила и помогла поступить в знаменитую школу Дарзиня, что довольно нелегко. Она, кстати, тоже ученица Иманта Снейбиса.

- Как вы уехали учиться в Великобританию?
- Уже на втором курсе школы я знала, что хочу продолжить обучение за рубежом и мне было понятно, что это будет Великобритания. Какая-то внутренняя связь у меня с этой страной - люблю ее и все английские традиции. Сперва я поехала туда на мастер-класс, познакомилась с профессором университета, у которого в итоге и училась. Прошла прослушивание и осталась там на семь лет. Четыре года училась, а потом у меня два года был перерыв в музыке.

- Почему?
- Наверное, мне надо было заново найти причину, почему я хочу быть музыкантом. Потому что мне кажется, что есть такой момент, особенно в классическом музыкальном образовании... Ну, это в моем понимании (знаю, что со мной не каждый согласится)... Понимаете, но для меня это было все довольно однобоко. Все уже есть и все за тебя уже давно придумано. Без интерпретаций. Вот есть умные люди, которые знают, как и что играть и в результате ты просто постоянно повторяешь то, что уже существует. А поскольку мне очень нравилась импровизация, я не могла себя во всем этом найти. Последний курс в Великобритании я еле-еле дотянула, надо было собрать всю волю, чтобы закончить университет.
Помню, что после своего последнего экзамена я просто закрыла футляр с флейтой, положила его на полку и сказала: «Все, до свиданья!».

- Интересно, куда пошли дальше?
- Чем я только не занималась. Например, работала в фирме по недвижимости. Работала с детьми-аутистами, поскольку меня очень интересовала тема образования детей с ограниченными возможностями. Начала появляться тема музыкальной терапии, которая мне сейчас весьма интересна. В общем, пошла по пути более социальных профессий и мне это дало немного другой взгляд на вещи. Почувствовала, что есть какой-то мир, кроме музыки. Мне это, наверное, было необходимо.

- Почему же вернулись к флейте?
- Так получилось, что я там познакомилась с пианисткой Эвелиной Де Лэйн - она сама с Украины, но в Лондоне живет уже очень много лет. Она прекрасный импровизатор, джазовый пианист и композитор. И она меня вновь вовлекла в музыкальный процесс: «Давай, приходи, поиграем!». И вот так, шаг за шагом, я заново втянулась в музыку. Стали давать концерты, что-то записывали. И потом я вернулась в Ригу и поступила здесь в магистратуру Музыкальной академии имени Язепа Витолса по классу камерного ансамбля - чтобы у меня была мотивация играть и участвовать в мероприятиях. И плюс - стала преподавать, когда вернулась в Ригу.

- Как вы видите свое будущее? Мечтаете играть в большом симфоническом оркестре?
- Я всегда знала, что оркестр - это не мое. Конечно, как музыкант с классическим образованием, я имею опыт игры с симфоническим оркестром, и если мне предлагают какой-то проект с ним, я с удовольствием соглашаюсь. Но это не моя мечта. Я вижу себя в менее академических жанрах. Мне нужна свобода действия. Я люблю играть с другими людьми, но в небольших коллективах - там, где могу проявить свое творческое начало, где могу сама писать музыку.

- О, интересно, вы пишите музыку?
- Пока что делаю так - импровизирую, записываю. Этому еще надо поучиться, потому что на самом деле это не так просто. Я ищу разнообразие, люблю театральные проекты, очень люблю музыку разных народов мира, японскую, индийскую... Недавно играла с известным ситаристом Анатолием Поповым, три раза за три месяца. И у него я тоже очень многому учусь, для меня это совершенно что-то новое. В общем, можно смело писать, что я такой человек мира (смеется).

- Все-таки свое будущее вы связываете с Латвией?
- Трудно загадывать. Будет, как будет. Я стараюсь себя не привязывать к какому-то месту, потому что мне кажется, что творчество - это понятие обширное. Если появится необходимость куда-то переехать - я это сделаю. Главное, понимать, зачем я это делаю и что меня там ждет.

https://rus.lsm.lv/statja/kultura/ku...dium=frontpage