Страница 4 из 4 ПерваяПервая ... 34
Показано с 31 по 33 из 33

Тема: Музыкальный уголок или сочетание приятного с полезным

              
  1. #31

    По умолчанию Re: Музыкальный уголок или сочетание приятного с полезным

    Моя любимая «Фантазия» Шумана. Не расстаюсь с ней всю жизнь


  • #32

    По умолчанию Re: Музыкальный уголок или сочетание приятного с полезным

    Продолжаю, господа, играть на своем любимом Стейнвее (модель-М)
    На сей раз "Баркарола" Шопена.

  • #33

    По умолчанию Re: Музыкальный уголок или сочетание приятного с полезным

    16 декабря этого года Берте Соломоновне Маранц, величайшему музыканту 20-го столетия, исполнилось 115 лет. Я не говорю: «исполнилось БЫ», потому Берта Соломонова до сих пор жива в моем сознании. Часто ловлю себя не мысли, что вспоминаю ее, либо думаю о ней, чуть ли не каждый день, уж слишком прочно она вошла в мою жизнь и память. Трудно, практически невозможно переоценить ее заслуги не только в области российской педагогики, но так же в развитии исполнительского искусства и в настоящей школе пения на рояле.

    Буквально вкратце ее биография.

    Будучи уроженкой города Хмельницкого (Украина), Берта Соломоновна получила прекрасное образование в школе П.Столярского у другой выдающейся Берты по фамилии Рейнгбальд, той самой, которая воспитала в своем классе великого Э.Гилельса. После окончания этой школы долгие годы работала концертмейстером у П.Столярского, аккомпанируя таким скрипачам, как Д.Ойстраху, М.Фихтенгольцу и Б.Гольдштейну. Я думаю, господа, что не трудно догадаться, откуда у нее появились те самые выдающиеся навыки пения на рояле.Почитайте воспоминания Б.Рейнгбальд, как она работала над звуком с юным Э.Гилельсом. Больше, чем уверен, что точно так же она занималась и с Б.Маранц. Ну а работа концертмейстером в классе П.Столярского, в котором постоянно слышала пение скрипки, говорит само за себя.
    Затем Б.Маранц закончила московскую консерваторию у знаменитого Г.Нейгауза, который ею всегда гордился, считая самой яркой ученицей и подлинным украшением своей школы.
    После окончания консерватории Берта Соломонова долгое время проработала сначала в свердловской консерватории, стоя у истоков ее создания, а затем с середины 50-х годов и до конца своей жизни - профессором и заведующей фортепианной кафедры в горьковской консерватории, нынешней нижегородской, являясь безоговорочным лидером и крупнейшим авторитетом среди всех музыкантов города. Параллельно со своей педагогической деятельностью, она много выступала на сцене как солистка, аккомпаниатор и солистка камерного ансамбля с прекрасными музыкантами - скрипачем Д.Ойстрахом, певицами З.Лодий, Д.Пантофель-Нечецкой, Н.Дорлиак, виолончелистом А.Броуном. Играла так же с оркестрами под управлением А.Скульского, И.Гусмана, Б.Баршая, В.Дударовой, И. Мусина, Р.Баршая, М.Павермана, исполняя с ними концерты Бетховена, Чайковского, Скрябина, Рахманинова и Шопена. За годы своей педагогической деятельности выпустила более трехсот учеников, многие из которых стали лауреатами международных конкурсов, преподавателями и профессорами ВУЗов, работающих сегодня не только в России, но и по всему миру. Назову наиболее ярких: - пианиста Женю Рывкина, лауреата 6-ко конкурса Чайковского, ныне профессора университета в штате Джорджия (США), профессора И.З.Фридмана, прекрасного пианиста, потрясающего исполнителя А.Скрябина, преподававшего сначала в горьковской консерватории, затем в Хохшуле Эссена (Германия), Е.Левитана, профессора Уральской консерватории, Б.Альтерман, чудной исполнительницы Шопена профессоров Александра и Игоря Бендицких, талантливых сыновей Берты Соломоновны, преподававших в своем время соответственно в горьковской консерватории и ростовском институте искусств, а так же замечательный пианист, профессор В.Островский, живущий сейчас в Лос-Анджелесе. Кроме этих перечисленных музыкантов, Б.Маранц выпустила сотни других замечательных музыкантов, концертирующих солистов и преподавателей музыкальных колледжей, работающих сейчас не только в России, но и во всем мире, среди которых случайно затесался ваш покорный слуга, то бишь, я, которому посчастливилось учиться в ее классе, за что безмерно благодарен своей судьбе.
    Можно еще очень много говорить о заслугах Б.Маранц в музыкальном мире, об этом достаточно подробно написано в известной книге «Берта Маранц: Играть? Обязательно играть!!!», сборнике воспоминаний ее учеников и выдающих музыкантов - Э.Вирсаладзе, Н.Гутман, В.Казенина и многих других.

    Но лично для меня она так и останется «Незабываемой Бертой», которая не только воспитывала во мне музыканта, учила по-настоящему играть на рояле, заставляла всестороннее развиваться в художественном направлении, читать литературу, изучать искусство, ходить на концерты, в театры, но прежде всего открыла мне истинную природу фортепианного звука, живую музыкальную интонацию, культуру прикосновения к клавишам (туше), и открыла подлинную лабораторию искусства пения на рояле, приобщила к тайнам многих фортепианных приемов, ныне навсегда забытых, например, прием «perle» (жемчужная игра).
    Понимаете, господа, бережное отношение к клавиатуре у Берты в классе возводилось чуть ли нет в культ. Она физически не переносила грубой и форсированной игры, терпеть на могла, когда насилуют рояль. Ненавидела прямолинейного «тычка» скрюченным пальцем в клавишу. Вся ее игра по-сути состояла из проглаживания клавиши кончиками пальцев, то есть подушечками. Она сама все время играла практически вытянутыми пальцами. Безударный принцип игры, включая даже аккорды на форте! То есть, движение пальцев к клавишам осуществлялось по касательной линии.

    Заранее подготовленное туше!

    Таким образом она вырабатывала у учеников свое знаменитое пение на рояле, подлинное пальцевое легато без «сочувствующих» пальцев, умение связать воедино звуковую цепочку из нескольких звуков, словно на одном смычке у скрипачей. Берта обучала технике этого злополучного для меня легато, которое у меня никак не получалось на первом курсе консерватории.

    А относительно мягкого туше, мне было достаточно только одного ее фокуса с хором струн, который она показала на рояле (пальцем зажимается любой выбранный хор на струнах, после чего производится удар по клавише, при котором отчетливо слышен деревянный стук), чтобы кардинально поменять всю философию игры и технику прикосновения к клавишам. Мне пришлось тогда буквально полностью перестраивать весь свой пианистический аппарат, приспосабливаясь к этому приему.
    Представьте, господа, как мне было обидно осознавать, когда после ранее игранных в училище «Мазепы» и «Сонаты-Данте» Листа, я был не в состоянии сыграть мелодию во «вшивой» «Баркароле» Чайковского ТАК, как требовала этого Берта - настоящим пальцевым легато без спасительной помощи педали. Чувствовал себя полным идиотом! Причем, она тут же сидела за вторым роялем и показывала. У нее мелодия звучала плавно, как на скрипке, на едином смычке, а у меня сплошные дыры, провалы и тычки.

    Техника легато и лаборатория звука!

    И конечно же, уверен на тысячу процентов, что этим приемам ее обучала именно великая Б.Рейнгбальд, а не Г.Нейгауз, как многие считают. Он при всем своем уважении и несомненном вкладе в искусство фортепианной игры, никогда не занимался подобной «кухней» с учениками, той самой тщательной и подробной работой над звуком. Там были другие задачи, более высшего, скажем так, художественного порядка, которые Г.Нейгауз решал с УЖЕ готовыми учениками!
    Когда иной раз слышу сегодня разглагольствования о том, что неважно каким приемом извлекать звук, а важно внутреннее СЛЫШАНЬЕ этого звука и фантазийное представление о нем в голове, после чего правильный звук и образ якобы появятся сам по себе, то кроме гомерического хохота этот пассаж у меня не вызывает никаких других эмоций.
    Нет, господа, нет и еще раз НЕТ!

    Вы можете случайно извлечь одну ноту, или даже две-три, похожие на нужный звук. Но вы НИКОГДА не построите точно целую фразу или предложение так, как это нужно. Потому что для этого как раз и существует техника и длительная работа. Это как у вокалистов - работа над длинным дыханием и построением фразы.
    Необходимо, чтобы именно педагог показал на рояле, КАК это нужно делать, чтобы у ученика возникло адекватное представление о точном звуковом образе. Иначе самому искать можно бесконечно! Педагог к тому же обязательно покажет приемы построения фразы на мышечном уровне пианистического аппарата. Например, в той же «Баркароле» Чайковского Берта показывала конкретно направление кисти к кульминационной ноте, к точке золотого сечения самой фразы, и движение кисти в данном случае выполняло роль смычка. И разумеется, при этом всегда следила за абсолютно свободными руками. Берта не терпела зажатой игры, приподнятых плеч и скованности в движениях. Свобода при игре должна была быть во всем - не только в руках, но корпусе!

    Кроме того Берта очень любила, чтобы во всем была естественность, искренность, простота в произнесении фразы, общая гармония и благородство в игре. Собственно, так она сама всегда и играла.

    Исполнительский вкус у нее был безупречным. Ничего искусственного и надуманного! Сама играла естественно, словно дышала и пила чистую воду из родника, и от других требовала того же.
    Больше всего обращала внимание на живую и естественную интонацию. Про ее знаменитые «говорящие» пальцы упоминал уже не один раз. Надо было просто слышать, как она искренне рассказывала своими пальцами главную тему в 4 балладе Шопена, воистину это было настоящее чудо! А знаменитые бертины бархатные басы - мягкие, глубокие и продолжительные, звучащие бесконечно! Она обожала работать на ними, как над фундаментом вообще всей фортепианной фактуры.

    Берта никогда не читала на уроках стихов и не пела песен. Она никогда долго не разглагольствовала о «лесах, полях, голубых озерах, горных облаках и высоких эмпиреях с туманностями Андромеды», чтобы разбудить художественную фантазию у ученика. Она просто садилась за рояль и играла, после чего у меня самого возникали эти нужные и необходимые образы с высокими эмпиреями, так сказать !
    Происходил так называемый «эффект наоборот».
    Можно прочитать на уроках наизусть полное собрание сочинений Пушкина и Шекспира, рассказать обо всех художниках мира, поговорить о философских трактатах, включая все детективы про шпионов и даже подвиг Павлика Морозова,
    НО! Пока ни сядешь за рояль и ни покажешь на собственном примере, все это никогда не даст нужного эффекта.

    Нет, только не подумайте, что разговор о художественных образах в классе не шел. Еще как шел! Но во главу угла ставилось все равно ЗВУЧАНИЕ рояля и именно через конкретный показ. Вот потому она и занималась, играла на рояле до последнего, потому что всегда говорила, что не хочет обманывать учеников.
    Этическое отношение к музыке и своей профессии!

    Да, я думаю и вспоминаю о Берте чуть ли не ежедневно. Когда слушаю других пианистов в записи или на сцене, часто спрашиваю себя: - а что бы сказал Берта об их игре?
    Ловлю себя не мысли, что она для меня является чуть ли не оценочным барометром и мерилом в исполнительском искусстве. Часто слушаю про себя ее ушами.
    Мысленно представляю себе, например, что наверняка бы на этого пианиста (условно «икс») повысила, мягко говоря, голос, обвинив в грубой и жесткой игре с грязной педалью. Высказала бы свое знаменитое : "Ну чИ-то ты играешь? Расслабься, сиди свободно, не поднимай плечи!"
    Другого бы уличила в дурном вкусе и отсутствии чувства меры. А третий, наоборот бы ей очень понравился.
    Уверен, что многие из нынешних пианистов ей бы пришлись очень даже по душе.
    Берте наверняка бы понравилась Динара Клинтон с ее мягкими руками -«лапочками» и отличным вкусом, замечательная Аня Генюшене с ее прекрасным туше и благородной игрой, Катюша Мечетина с ее гармоничностью и тонким аналитическим умом, чья мама, О.Мечетина, кстати говоря, закончила у Берты в своем время консерваторию. Сережа Кузнецов с его интеллектом в музыке и безупречным пианизмом, Мирослав Култышев с его пластичностью в игре. Примерно такого плана пианисты ей очень нравились.

    Что еще сказать в этот день?

    Конечно, мне сегодня не хватает Берты, грустно без нее, очень и очень по ней скучаю. Никто мне уже не посоветует в жизни, не поговорит по душам, так как делала это она. Никто не сядет за рояль напротив, и не покажет своими волшебными пальцами, как должно звучать то, или иное место. Только память о ней и том безвозвратном времени, юности, самой счастливой поре жизни, в которой судьба подарила мне возможность у нее учиться, наполняет мою жизнь положительными эмоциями и радостными воспоминаниями, делая ее на редкость насыщенной!

    Светлая память! …

    https://youtu.be/uCZv1BvEpTk

    ( Здесь я играю 4 Балладу Шопена, которую проходил у Берты в консераватории на 2 курсе. Конечно, многое подзабыл, сто лет не повторял, поэтому не судите строго

    Ах, если бы вы знали, КАК Берта ее божественно играла в классе, просто незабываемо, до сих пор звучит в ушах!)

    Бертак 2 .jpeg

    Последний раз редактировалось Барго; 18.12.2022 в 21:57.

  • Страница 4 из 4 ПерваяПервая ... 34

    Похожие темы

    1. Сочетание двух партий фортепиано!
      от KShadow в разделе Искусство композиции
      Ответов: 5
      Последнее сообщение: 31.07.2014, 01:47
    2. Сочетание канифоли под скрипичные струны
      от Messcorner в разделе Скрипичный мастер
      Ответов: 5
      Последнее сообщение: 18.02.2014, 23:00
    3. приятное с полезным ))
      от Нина в разделе Классика XXI @ Livejournal
      Ответов: 0
      Последнее сообщение: 02.02.2010, 17:20
    4. Приятного аппетита, девочки и мальчики!
      от Poklonnik в разделе Фестиваль форума "Классика" в Москве - 2009
      Ответов: 55
      Последнее сообщение: 23.01.2009, 12:28
    5. Don Davis vs. Juno Reactor или сочетание симфонической и электронной музыки
      от Свободный в разделе Современная музыка
      Ответов: 1
      Последнее сообщение: 12.01.2009, 09:20

    Социальные закладки

    Социальные закладки

    Ваши права

    • Вы не можете создавать новые темы
    • Вы не можете отвечать в темах
    • Вы не можете прикреплять вложения
    • Вы не можете редактировать свои сообщения
    •  
    Яндекс.Метрика Rambler's Top100